Главная страница » ТРАДИЦИИ » Буддизм » Комментарии к Бхагавад Гите Лекция I Великое раскрытие

Комментарии к Бхагавад Гите Лекция I Великое раскрытие

Комментарии к  Бхагавад Гите    Лекция I    Великое раскрытие
Комментарии к Бхагавад Гите
Лекция I
Великое раскрытие

Бхагавад Гита кажется нам сложной и непонятной, и это естественно. Ибо она написана не человеческой мудростью, а Божественным Учителем, который учит иначе, чем учит человек. Природа, являющаяся внешним отражением Бога, учит нас такими поучениями, которые облечены в легко понятные слова. И мы видим, что вначале Арджуна в горьком смятении обращается к Божественному Учителю с тревожной и страстной мольбой: "С сердцем, пронзённым тоской, с помутившимся разумом, я больше не вижу свою дхарму. Молю тебя: скажи определённо, что лучше? Я, твой ученик, умлояющий тебя, научи меня!" (II,7). За этим тревожным вопросом следует длинное объяснение Кришны, после которого Арджуна вновь восклицает: "Непонятной речью ты смущаешь мой ум. Поведай с уверенностью, каким образом могу я достигнуть блаженства!" (III,2). Снова начинает свои объяснения Божественный Учитель, и снова после двух пространных бесед тот же страстный возглас: "Отречение от действия ты восхваляешь, о Кришна, а также и Йогу! Что же из этих двух следует предпочесть? Скажи мне об этом окончательно!" (V,1). Значит ли это, что речь Учителя не даёт света? Нет, это значит, что ум ученика невосприимчив, тёмен, не способен отразить те потоки света, которые льются на него из Божественной речи. В этом заключается первый великий урок Бхагавад-Гиты. Урок этот в том, что ученик должен создать себя. Человеческое учение поучает внешним вещам, но из Божественной Мудрости нельзя познать даже единой буквы, если она не сделается содержанием нашей жизни, если дух не проникнется ею. Чтобы понять Бхагавад-Гиту, нужно сделать её содержанием своей жизни, и тогда постепенно раскроется её глубокий смысл для внимающего сердца. Читать её нужно так, чтобы все окружающие могли прочитать её и в самой жизни ученика и узнать, что в его жизни воплотилась вот эта или вот та часть Гиты. Только такое чтение приносит плоды.

 

 В Бхагавад-Гите заключены два различных, и тем не менее, тесно связанных смысла, которые следует различать. Сперва — исторический. Для западного ума все древние предания с их необъятными периодами, с их необыкновенными царями, с величественными битвами кажутся аллегорией, а не историей. Но что такое история и что аллегория. История есть осуществление плана Логоса для эволюции человечества, и точно так же история — процесс эволюции Мирового Логоса, который будет господствовать над новой мировой системой, которая возникнет в грядущем. Это и есть история: повесть эволюционирующего Логоса в осуществлении плана господствующего, правящего Логоса.

 

 Аллегорией можно назвать меньшую повесть, которая представляет собою отражение большей, повесть каждого индивидуального воплощённого Духа. Внутреннее значение, аллегорическое, близкое для каждого человеческого сердца — это повторение того же смысла в маленьком виде, в каждой индивидуальности. В первой — Бог живёт в своём мире с грядущим Логосом, облекаясь в этот мир, как в своё тело. Во второй — он живёт в индивидуальном человеке, имея своим телом его Монаду (Дживатма) с её проводниками. Но и в той, и в другой повести — одна и та же Жизнь и один и то же Господь, и понимая одну, поймёшь и другую.

 

 Никто, кроме мудрого, не в состоянии прочитать страницы истории зрячими глазами. Никто, кроме мудрого, не в состоянии проследить в своём собственном развитии могучее развитие мировой системы, в которой будущий Логос является Монадой (Дживатма), а правящий Логос — Высшим Я. И поскольку малое является отражением великого, поскольку повесть развивающейся индивидуальности есть слабая копия эволюции грядущего Логоса, почему во всех Писаниях и скрывается всегда этот двойной смысл — развитие Единого Я и раскрытие индивидуальных Я.

 

 И если и в том, и в другом развитии встречаются черты сходства, то не следует забывать, что не великое руководствуется малым, а малое есть слабое отражение великого. Таким образом, в Бхагавад-Гите мы имеем великое раскрытие, поднятие покрывала, которое даёт проникновение в смысл и цель человеческой истории, развёртывает перед глазами, способными видеть, панораму великих событий, совершавшихся то в одной, то в другой человеческой расе. Кто способен таким образом читать Бхагавад-Гиту в человеческой истории, тот сможет устоять непоколебимо на обломках разбивающихся миров. Наряду с таким чтением можно читать в Бхагавад-Гите и аллегорию нашего собственнного Духа, раскрывающегося внутри нас самих. В первом смысле Бхагавад-Гита раскрывает нам смысл настоящей Индии и Индии будущего, а во втором — её учение выражено в "Махабхарате" в таких словах: "Я есмь учитель, а ум есть мой ученик". Следовательно, Шри Кришна является в этом втором смысле Учителем, а Арджуна — умом, низшим манасом, обучающимся у Учителя.

 

 Проникая в первый, исторический смысл, мы увидим, что появление Аватара есть появление Логоса мировой системы в физической форме в момент какого-нибудь великого кризиса в эволюции. Аватар — в данном случае Шри Кришна — появляется, скрываясь под человеческой формой, чтобы иметь возможность дать новое направление человеческой истории с такой могучей властью, на которую не способна меньшая сила. Но Аватар есть также Логос и человеческого Духа, его Высшее Я, относительно которого каждый индивидуальный дух есть лишь его частица (амша). Таким образом, Аватар одновременно и Господь нашего мира, и Господь нашего человеческого духа, и если мы смотрим на него под этими двумя видами, истина начинает светить нам и мы начинаем понимать.

 

 Если взять историческую драму, которая имеется в виду в Бхагавад-Гите, то мы увидим Индию, проходящую через долгий период величия и процветания. Шри Рама Чандра правит её землями, как образец божественного царя-правителя, дающего определённую форму юной цивилизации. Позднее наступают иные времена, когда Правители ослабели и начали возникать различные распри и столкновения. Великая каста кшатриев была уничтожена почти до основания Аватаром Парашуром. Но затем она расцвела сильнее прежнего. В эту эпоху истории Индии первый отпрыск великой арийской расы основался в её северной части. Этот отпрыск послужил образцом для господствующей нации. Великая религия, обнимавшая вершины и глубины человеческой мысли, способная наставлять и земледельца в поле, и философа в тиши его уединения, — такая всеобъемлющая религия была провозглашена Риши, святыми этого первого отпрыска арийской расы. И не только религия, но и образ правления, и экономический, и общественный порядок были созданы мудростью Ману и проведены в жизнь вначале самим Ману. Но и этого мало: с необыкновенной мудростью была распределена и отдельная жизнь индивидуумов, она была разделена на различные ступени, через которые жизнь человека проходила между рождением и смертью, и ступени эти были со своей стороны воспроизведены в системе каст. Так глубоко была продумана эта младенческая цивилизация, данная всей расе как образец того, что должно явиться там, где правит Мудрость и где вдохновляет Любовь.

 

 Основная нота этого порядка была Дхарма, Долг, праведный Порядок. Постепенно, как все преходящие вещи, образец этот портился, становился всё слабее и слабее. Так бывает всегда, когда задача исполнена.

 

 Затем настала иная задача для Индии, ещё более великая и божественная. Сослужив свою службу как образец благоустроенности и сознания долга, она должна была в далёком будущем, которое было ясно видно для божественных очей Шри Кришны, сослужить иную службу, и эта служба — спасение мира, в этом — ключ ко всем последующим событиям. Ни одна нация не может подняться до такого высокого назначения, как перейдя через долину смерти и скорби, и испив до последних капель горькую чашу унижения. С этой целью и пришёл Шри Кришна, чтобы сделать это возможным, чтобы сделать это неизбежным... Только благие руки Аватара могли направить индусский народ на этот путь, путь унижения и страдания. Менее любящие и мудрые руки не могли бы сделать этого. И если внимательно всмотреться в историю жизни Шри Кришны, мы увидим, что всё дело этой жизни, в которую он влагает свою несравненную силу, направляется его далеко видящей, неуклонной и неизменной волей. Его воля в том, чтобы создать из этой страны, из этого народа Спасителя мира.

 

 Как же идёт это создание?

 

 Прежде всего через уничижение, а какая страна прошла через глубину такого уничижения, как Индия? Кто взглянет назад на неё, на величие её прошлого, когда она неограниченно царила над миром в своём тройном венце духовного познания, интеллектуальной силы и безграничного процветания, и кто взглянет на неё теперь, развенчанную и выплакавшую все свои слёзы... И всё же строителем её судьбы был не кто иной, как Господь Любви, который на поле Курукшетра сделал эту судьбу неизбежной. Он разбил вдребезги оплот древней Индии, касту кшатриев, направив их мечи на собственную погибель. Он выражает свою миссию так: "Я — время, что несёт отчаяние в мир; что истребляет всех людей, являя свой закон на их земле. Никто из воинов, которые, готовясь к битве, строились в ряды, не ускользнёт от смерти. Ты один не перестанешь жить" (XI, 32). Час пробил на поле Курукшетра: борьба за преобладание кончилась разрушением двух царств, и это было часом рождения современной Индии. Сила её была сломлена, и сделались возможными вторжения народов. Появился Александр Македонский. Он пронёсся по ссеверной Индии, и армии его вернулись в Грецию, обогащённые восточной мыслью. А затем, волна за волной, монголы, тюрки и другие народы, исповедующие ислам, пронеслись над ней, и кончилось тем, что на троне Юдиштиры воссел монгольский властитель. А ещё позднее представители европейских наций, одни за другими, домогались власти над Индией. Все её оплоты пали. Настало время её крестного страдания. И это страдание длилось несколько веков. Но это страдание и это унижение, это распятие народа — лишь одна часть повести Спасителя мира. После распятия следует воскресение так же неизбежно, как день следует за ночью. И если посмотреть на всё совершившееся зрячими глазами, не замутившимися состраданием, мы увидим, что каждая волна иноплемённого нашествия в действительности не уничтожала Индию, а взяв от неё сокровища её духа и оплодотворив им свою страну, она также оставляла в Индии новые представления, свежие идеи и этим обогащала и душу самой Индии. Любовь и Мудрость Аватара, направляющая события мира, превращает кажущееся зло в непрекращающееся благо. Эта Любовь и Мудрость ведёт избранный народ через долину страдания и горького уничижения для того, чтобы очищенный страданием и обогащённый опытом, он мог восстать, сильный и светлый, в день Воскресения, дабы разносить свет по всему миру, а не светить только одному себе.

 

 Таков был смысл появления Шри Кришны, и такова была Его миссия. Изучая его историю, мы выносим ещё один урок. Мы знаем, что Господь Любви и Мудрости, хотя и знал, что война и гибель для воинов неизбежны, хотя он провидел всё будущее и судил нее человеческим судом, видящим только ближайшие последствия, он всё же сделал всё возможное, чтобы люди избежали войны и праведными средствами поддержали порядок своей жизни. Он делал это, чтобы исполнен был долг, зная, что все усилия, направленные к хорошей цели, никогда не бывают потеряны, что правильные действия должны быть совершаемы постоянно, хотя бы их ожидала неизбежная неудача. Эти усилия Шри Кришны хотя и разбились о самодовольство Дурьёдханы, они не погибли, а пошли — как часть — в ту добрую силу, которая со временем вызовет вселенский мир, когда уроки от войны уже не понадобятся больше и белые крылья мира развернутся над успокоенной землёй.

 

 Теперь перейдём к самому повествованию. Когда заря занялась над полем битвы, и Арджуна занял место на своей боевой колеснице, запряжённой белыми конями, рядом с Божественным Возничим, он почувствовал, как сердце его сжалось. Он увидел друзей и родственников по обе стороны, более того, своих собственных учителей Бхиму и Дрону во главе своих врагов. Какое сердце не пришло бы в смятение при виде такого столкновения противоречивых обстоятельств?

 

 Прежде чем начать битву на поле Курукшетра, в сердце Арджуны должна была совершиться ещё одна битва. И пока эта битва бушевала, он был в смятении, унынии и не мог разобраться в своей дхарме. Что ему делать? Неужели сохранение царского достоинства было достаточной ценой за гибель близких? Зачем корона, когда сердце разбито? С истинным предвидением проносилось перед его внутренним взором всё страдание, которое ожидало и победителей, и побеждённых, когда в опустелом дворе он тщетно будет искать своих возлюбленных близких, товарищей своего счастливого детства. Эта тень грядущего спустилась тяжёлым гнётом на его любящее сердце. "О Мадхусудана, как я направлю стрелы на Бхиму и Дрону, на тех, которое достойны глубокого почитания? Воистину, лучше питаться подаянием, как нищий, чем убивать этих великих гуру. Убив их, я буду есть пищу, обагрённую кровью." (II, 4,5). И все его рассуждения были правильны. Его идеи о смешении каст, о постепенном угасании дхармы, которое последует за битвой на Курукшетре, были верны. История подтвердила их, дхарма действительно пришла в упадок, и смешение каст совершилось на самом деле. Следовательно, он видел правильно, но недостаточно далеко. Непосредственное будущее он видел ясно и правильно, и слова его, с ограниченной точки зрения, были воистину "словами мудрости", но то была мудрость мира сего, мудрость непросветлённого ума. Он видел с истинным предвидением, что ожидающая его битва приведёт Индию к погибели, но он не видел той более могущественной Индии, которой предстояло появиться из неизбежных страданий и ожидающей её гибели. И не удивительно, что несмотря на всю свою относительную мудрость, Арджуна не мог проникнуть сквозь покрывало, закрывающее будущее, и не мог увидеть, какое благо должно родиться из этого временного бедствия. Но почему же в таком случае Арджуна навлёк на себя такое строгое порицание? "Откуда напало на тебя в минуту опасности это позорное, недостойное арийца отчаяние, закрывающее врата рая, о Арджуна? Не поддавайся слабости! Стряхнув презренное малодушие, воспрянь, о Парантапа" (II,2,3). Почему этот строгий выговор? потому что план Логоса должен быть выполнен, чего бы это ни стоило для данного момента, теми, которые являются исполнителями воли Его. В этом плане Арджуна должен был сыграть свою роль. Но смущённый, сбитый с толку, он не в состоянии был различать этот план, который не мог изменяться, как бы не противился Арджуна, что бы он ни делал для предотвращения его. Он должен был понять, что форма может умереть, но Дух — никогда, и что когда форма совершила своё дело, следует, чтобы она разбивалась, а не сохранялась более, чем нужно по Божественному плану, что когда Дух образует для своего выражения новые формы, тогда только происходит дальнейшее раскрытие. Кто не решается разрушить форму, отслужившую свою службу, тот ещё не познал силу Жизни, которая одна созидает и будет созидать вечно и впредь.

 

 Тем не менее, в периоды разрушения существующих систем, отслуживших свою службу, мостом для перехода от старого порядка к новому являются люди с врождённым чувством долга (Сахаджан Дхарма), которые понимают необходимость прогресса, знают, что старые формы должны разрушаться, когда новые уже родились. Эти люди стойко выполняют дхарму старых форм, зная их обречённость, пока новые формы не утвердятся. Такие люди образуют мост, по которому не знающие закона могут безопасно пройти среди обломков разрушающейся системы в ту новую систему, которую готовит Дух, вечно обновляющий жизнь.

 

 Таким образом, Арджуна должен был исполнить свой долг кшатрия, чего бы это не стоило ему и какой бы результат ни вышел из того.

 

 Итак, было необходимо, чтобы Божественный план был выполнен, всё равно, хотел ли того Арджуна или нет, ибо сказано: "Господь пребывает в сердце всех существ, о Арджуна, силою своей Майи Он заставляет все существа вращаться, как на колесе гончара" (XVIII, 61). Начертание дано, изменение невозможно, ибо Мудрость не может быть направлена неведением и прозрение, видящее будущее, не может быть руководимо незрячими глазами.

 

 Начертание не могло быть изменено ради чувств Арджуны. Время созрело и час пробил. "Я — время, которое несёт отчаяние в мир", — сказал Господь. Но если бы это даже было возможно, он не мог, имея позади себя свою дхарму, закон своего духа, повелевающий ему выполнить свой долг, не мог он отступиться от той роли, которая принадлежала ему в силу его же прошлого. И это говорит ему Шри Кришна в ясных словах: "Погружённый в эгоизм, ты думаешь: не хочу я биться! Но тщетно твоё решение: природа принудит тебя, о сын Кунти, связанный твоей собственной кармой, созданной твоей же собственной природой, ты будешь беспомощно совершать то, чего ты в заблуждении своём не хочешь делать" (XVIII, 59,60). Что это означает? Что в великом кризисе судьбы народа, когда Господь поворачивает колесо истории, никакая рука не в состоянии остановить Его, что те, которые избраны для руководящей роли своей прошлой кармой, не в состоянии противиться, что кровь воинов (кшатриев), которая текла в жилах Арджуны, а также сила физической наследственности, идущая от многих поколений, которые выполняли свой долг кшатрия лицом к лицу с врагом, увлекла бы его даже против его желания, против его собственных чувств и против его собственной воли. Но если бы он начал сражаться таким образом, побуждаемый к тому собственным прошлым, это было бы гибельным для него. План Ишвары был бы исполнен, колесо истории продолжало бы вращаться, но для самого Арджуны, погружённого в эгоистическое чувство данной минуты, это не принесло бы ничего доброго. "Думая обо мне, мы моею благостью преодолеешь все препятствия, но если ты из себялюбия не захочешь слушать, ты погибнешь всецело" (XVIII, 58).

 

 Предначертания Бога и содействие человека выражены здесь в нескольких словах. Великий план не может быть изменён. Вам даётся возможность содействовать ему. Если же вы, побуждаемые своим прошлым к содействию, сопротивляетесь в настоящем, считая себя действующим лицом вместо того, чтобы отдаться в руки великого Архитектора, и говорите: "Я не хочу биться. Я не хочу исполнять свой долг. Я не хочу совершать своей задачи", вы этим готовите себе дурное будущее. ибо вы выбираете неверность своему долгу, а внутренний выбор определяет будущее, как выбор в прошлом определяет настоящее. План будет исполнен, но эгоизм, в котором вы пребывали, отзовётся гибелью, хотя бы вы и были вынуждены внешним образом подчиняться предначертанному плану.

 

 Так познал Арджуна "Великое Раскрытие", и всё его отношение к внешнему миру изменилось. Он понял отныне, что означает История. Он понял неизменность божественного плана и какую роль играют в нём индивидуальности, которые оказались достойными содействовать могучему Предначертанию. Он узнал, что Шри Кришна являет собой то, что мы называем "время", — Время, сметающее народы. "И потому сражайся". Ибо пришло время для блага всего человечества, чтобы эти мешающие элементы были сметены, и "поэтому сражайся". "Моей волей они уже поражены (XI, 33), ты дай лишь внешний вид, т. е. будь орудием, будь мечом. Слова Кришны означают: "Они уже поражены, и поражение означает для них освобождение. Они сейчас являются препятствием, помехой. Смерть есть их друг, их освобождение, а не враг их. Умирая, они придут ко мне, своему живому Господу, они все спешно устремились в отверстые уста мои". (XI, 27), и их тела погибают для того, чтобы одушевляющая их жизнь могла вырастать. "Зная, что я — Время, зная, что план верен и цель несомненна, ты должен сражаться". Арджуна понял. Послушайте, что он говорит: Разрушено моё заблуждение. Через твою благость, о Неизменный, я достиг познания. Я твёрд. Мои сомнения унеслись от меня. Я поступлю по твоему слову." (XVIII, 73). Он понял, что означает история. Он постиг значение плана и значение действующего лица. Он узнал, что если он и сражается, то только как орудие Всемудрого и Всеблагого. Он перестал думать о друзьях и врагах, о личных привязанностях. В чудесах этого великого раскрытия он постиг, что всё направляется господом, который делает всё к лучшему, избирая всегда кратчайшую дорогу. Постигнув это, он радостно бросается к его ногам: "Унеслись мои сомнения, я буду сражаться!".

 

 То же происходит и в истории человечества. И если мы в состоянии постигнуть Дух великого раскрытия, действующий за покрывалом, и значение маленьких жизней, действующих по эту сторону покрывала, смысл их содействия и их взаимных отношений, тогда мы будем в каждой борьбе стоять на надлежащем месте и сражаться без сомнения, без иллюзии и без страха. Истинный Воин, Тот, который действительно сражается, не может ошибиться. Мы же — только клетки в его теле, и наши воли должны действовать в гармонии с его волей. Уничтожение иллюзий нужно для того, чтобы наша деятельность не парализовывалась сомнением, этим роковым врагом всякой деятельности. Сомнение подтачивает мужество — оно опустошает душу.

 

 Необходимое в своё время как ступень знания, оно разрушает здоровую связь между жизнью и действием, если длится более чем нужно и делается постоянным свойством человека.

 

 "Сомневающийся идёт к погибели. Для сомневающегося нет ни этого, ни иного мира, ни счастья" (IV, 40). Поэтому "сражайся!" — вот постоянный припев. поймите его, чтобы правильно действовать.

 

 Перед нами раскрытие исторического процесса. Примените его к борьбе, происходящей в данное время между нациями, вглядитесь сквозь покрывало в реальный смысл этой борьбы, и вы всюду увидите великого Аватара, направляющего все события и действующего с заранее намеченной целью.

 

 Мы разобрали исторический урок. Каков же другой урок, урок аллегорический?

 

 Очевидно, столкновение между низшим манасом, раскрывающимся умом, символизируемым Арджуной, и камой, страстной природой, символизируемой родственниками, предводительствуемыми Дурьёдханой, которые воплощают в себе все нити и связи прошлого. Арджуна является здесь низшим разумом, непросветлённым, сомневающимся, вопрошающим, переходящим из стороны в сторону, неуверенным в себе, всегда ставящим вопросы, а получая ответы — не понимающем их, никогда не разбирающим, что является в действительности самым лучшим. Мы имеем здесь тип непросветлённого манаса, и именно к нему обращался Учитель, когда говорил: "Для сомневающегося нет ни этого, ни иного мира, ни счастья". Человек, вечно сомневающийся и не способный на решение, который, решив одно, немедленно начинает перебирать всё, идущее против его же решения, и начинает сызнова, такой человек не сделает успеха. Это — преувеличение осторожности, которое в таких размерах превращается из качества в порок. Лучшей действовать и сделать ошибку и таким путём научиться, как поступать лучше, чем вечно сомневаться и совсем не действовать. Ибо только опыт может научить нас. Нерешительность сквозит во всех аргументах Арджуны. Требование решительности звучит в словах Учителя. Ступени, по которым проходит Арджуна, мы можем проследить в своём личном опыте.

 

 В юности своей Арджуна живёт при дворе, подчиняется старшим, что было вполне правильно, так как только благодаря подобному подчинению ум преодолевает свою инерцию и таким преодолением развивает свои силы. В ранние дни эволюции так и бывает со всем человечеством. Под опекой старших и следуя без колебаний импульсам, возникающим из естественных влечений, ум следует по своему течению без колебаний и сомнений, и здесь нет никакой борьбы. Затем следует период борьбы, принадлежащей переходной ступени, когда человек начинает различать, что удовлетворение страстей (Кама) приносит не только радости, но и страдание, что разочарование и пресыщение идут по пятам за удовлетворёнными желаниями, и тогда возникает жажда понять: отчего? Тогда настаёт время борьбы, время раздоров, страдания и сомнения. Ум смущён, он не видит своей дхармы, не знает, по какому направлению идти. Ум взывает к Учителю за помощью, но ответ только смущает, ибо манас ещё не в состоянии видеть правду и его сбивает с толку всё, к чему ещё чувствует влечение его сердце. Правда кажется сухой, жестокой, отталкивающей, согласоваться с ней — равносильно уничтожению всех радостей жизни, более того — уничтожению самой жизни.

 

 Затем наступает видение Всевышнего, который один может погасить вкус к радостям, доставляемым внешними объектами. только когда высшая, более полная жизнь затопляет низшую жизнь, вся привлекательность последней исчезает (II, 59). Только тогда манас восстаёт торжествующий, просветлённый светом Высшего Я, ясный, проницательный, иллюзия разрушается, воин становится победителем над своими врагами, он — Парантапа.

 

 Это и есть путь души кшатрия, по этому пути надлежит идти душе воина. Друзья по обеим сторонам поля битвы, ибо когда на Курукшетре души возникает битва, которая должна принести и конечную победу, просветление и единение с Всевышним, никогда не бывает, чтобы все друзья, возникающие из связей прошлого, находились на одной стороне; они и на дружественной, и на вражеской стороне, сражающиеся одни против других. И тогда возникают противоречивые требования, противоречащие обязанности всякого рода. Недостаточно ещё пожелать действовать по правде; нетрудно действовать, когда знаешь, куда идти. Но трудно различать дорогу, когда стоишь среди взметаемого праха битвы и среди облаков не видишь истинного направления пути долга. Друзья по обеим сторонам: как отречься от них? И не только друзья, и учителя, Гуру, те, к кому в прошлом душа воина обращалась за помощью, за руководством — Бхима и Дрона, являющие собой тип руководителей и учителей. Старшие против него, друзья и родственники тоже, и младшие также критикуют, осуждают и презирают по неведению.

 

 Душа воина должна остаться одинокой, как Арджуна стоял в пустом пространстве между войсками. Одинокий и всё же не один, ибо Учитель, Божественный Возничий, был рядом с ним, Высшее Я, ожидающее признания. В битву он должен ринуться один: своей сильной рукой, своей собственной непоколебимой волей, своим собственным несдающимся мужеством он довести сражение до самого конца, как бы горек ни был этот конец. Он должен почувствовать себя одиноким до последнего предела одиночества. И в этом одиночестве, в этой страшной покинутости он должен найти своё Высшее Я. И именно там, в пылу сражения, когда он так одинок, когда всё соединилось против него, свет Высшего Я начинает светить над ним, и тогда он познаёт воистину, что он не один.

 

 Несмотря на раны, из которых течёт кровь, несмотря на измятые латы, на загрязнённые одежды и сломанное оружие — душа воина осталась непоколебимой до конца, хотя и не знала, что щит Учителя был всё время распростёрт над ней в минуты величайшей опасности, хотя не знала, что когда в неё был брошен метательный снаряд, грозивший неминуемой гибелью, Учитель направил его на свою собственную грудь, и тогда смертельное оружие превратилось в гирлянду цветов на шее Божественного Возничего. Он ничего не знал о невидимом щите, который отводил от него потоки огня, выдержать которые мог только господь. Он не знал и не мечтал, что Высочайший Воин, скрытый в Возничем, охраняет его, ибо знай он это во время борьбы, как мог бы он научиться доверять Высшему Я внутри себя? Я, действующее вне, должно исчезнуть прежде, чем явится сознание того "Я", которое действует внутри.

 

 В этом состоит опыт каждой борющейся души. Через этот опыт должен пройти каждый, вступающий на путь, который ведёт к Богу. Только в этом высочайшем одиночестве отчаяния возможно для Арджуны найти своё Высшее Я. И потому не бойтесь все вы, желающие быть воинами, если друзья порицают и покидают вас. Не бойтесь даже тогда, когда старшие осуждают вас, когда младшие презирают, когда равные глумятся над вами. Идите прямо непоколебимо, ибо Высшее Я внутри вас. Вы можете сделать много ошибок, ибо Высшее Я воплощено, а ошибки — принадлежность воплощённого. Помните только, что они от формы, но не от заключённого в ней Духа, и что благодаря страданию, которое следует за этими ошибками, всё грубое сжигается, а Высшее Я выявляется всё яснее.

 

 Продолжайте бороться и сражаться с неустрашимым сердцем, и тогда, в конце вашего сражения на Курукшетре, для вас также займётся заря Единого Я во всём его величии, и для вас также будут разрушены все иллюзии, и вы увидите вашего Господа в его истинном виде.

Чем бы вы ни занимались, Буддизмом или другими практиками, рано или поздно вы придете к тому, что все проблемы со здоровьем, энергетикой, судьбой, кармой, взаимоотношениями и т.д. имеют свои корни сразу на нескольких уровнях, - физическом, психологическом и ментальном. Многие практики, упражнения и медицина помогают лишь на время, т.к. не работают с причинами дисбаланса, неприятностей, слабого здоровья. Есть техника, работающая не только с первопричинами и корнями всех проблем, но и осуществляющая эту работу на всех уровнях. Подробнее о технике вы можете прочитать здесь.
3160
Рейтинг статьи: + 0
Автор: Yuliya
 
    Бхагавадгита с комментариями и приложением
    Бхагават Гита с комментариями и приложением   Бхагавадгита — или, в переводе с санскрита, Песнь Господня — является наиболее важной частью древнеиндийского эпоса под названием Махабхарата. В последнем описываются события примерно...
    История, предшествовавшая Бхагавад Гите
    История, предшествовавшая Бхагавад Гите   Мой Учитель Шри Свами ШИВАНАНДА Махарадж сказал о величии Гиты следующее:   "Гита очень ясно излагает философию Йоги. Это великий источник мудрости. Это великий путеводитель, высший учитель,...
    Упражнения «зеркало» в лечении гипертонической болезни и кардиалгии
    Упражнения «зеркало» в лечении гипертонической болезни и кардиалгии Приводя к балансу центральную и вегетативную нервную систему, улучшая венозный возврат, расслабляя натяжения перикарда, увеличивая кровоснабжение коронарной системы,...

Ещё похожие статьи

 

История, предшествовавшая Бхагавад Гите   Мой Учитель Шри Свами
Комментарии к  Бхагавад Гите Лекция II Йога шастра    В


Комментарии (0)
Оставь свой след!

 Присоединяйтесь
Гости не имеют права голоса. Зарегистрируйтесь и сможете высказаться не только тут, но и на форуме :-)


Случайный выбор
Кaк подобрать эфирноe масло? (4297)
Общение с растениями (7943)
Закoн притяжения (4739)
Трифала - аюрведическая панацея от многих болезней (9439)
Стиль ЯН (Тай Цзи Цюань). Часть 2 (6627)

Случайная цитата
451 # Не цепляйтесь за прошлое, не живите обидами. Вспоминайте хорошее, никому не завидуйте. Все, что небом вам послано принимайте как должное, все, что сделано - к лучшему, как бы ни было сложно.... Еще цитата