Главная страница » ПУТИ И ШКОЛЫ » Кастанеда » Семинары, Санта-Моника (1996 г., 15 сен-25 нояб)

Семинары, Санта-Моника (1996 г., 15 сен-25 нояб)

Статьи

Ричард Дженнингс, 15 сентября 1996 года, воскресенье, Dance Home в Санта-Монике

Кастанеда заметил, что нас стало меньше, что мы "утончились". Он сказал, что некто звонил и выражал недовольство, что некоторых исключили из группы. (Он отметил, что звонили ему, но это весьма странно, поскольку никто из нас не знал его номера). Затем он заметил: "Я не исключаю кого-либо - это сделала Эллис (штатная работница Клеаргрин, которая отвечала за контакты с людьми, имеющими отношение к занятиям в этот момент). Пусть это будет на ее совести".

Он сказал нам, что этот человек более не хотел приходить, потому что "общая атмосфера становилась слишком болезненной, а он привык больше смеяться". Кастанеда ответил: "Очень плохо. Я прихожу сюда не для того, чтобы развлекать вас, да и вы приезжаете издалека не за развлечениями". Он не хотел "развлекать вас два часа - я хочу видеть, как происходят события".

Он повторил, что "это планета-тюрьма. Когда вы в действительности понимаете весь ужас этого - как мы застряли здесь, что наихудшее уже произошло", в этот момент мы нуждаемся в "горячей линии" (к нему), потому что "в этот момент вы закричите". Наши "энергетические тела уже далеко оттолкнуты от нас". Он заявил, что, если бы дон Хуан "имел доступ к моему энергетическому телу до того, как он имел дело со мной, мое энергетическое тело, вероятно, сказало бы: "Давай-ка отделаемся от этого малого".

Он сказал, что "для того, чтобы привести в порядок энергетическое тело нужно совсем немного", и описал его (энергетическое тело) как "самую восхитительную штуку". Он сказал: "Вы можете делать с ним что угодно... дон Хуан делал все со своим энергетическим телом. Однако если вы хотите выбраться из тюрьмы, вы не можете взять своих кукол с собой. Вы обязаны оставить их позади - вы должны выйти из нее нагими". Он рассказал нам о парне, который хотел снимать фильмы, которые были бы "реальными". Кастанеда сказал ему: "Это абсурд".



Тогда единственным зрителем будешь ты сам. Тебе понадобятся распространители, но они не захотят распространять фильмы, которые им не по нраву". Парень настаивал, что он собирается создавать фильмы "из своей подлинной сущности". Кастанеда ответил: "Он не сможет сделать этого в любом случае. Все что он сможет, так это делать их из части Бобби Летуна - остальной же части Бобби Летуна это не понравится. Мы настолько глубоко увязли в этой ловушке, что когда мы думаем, что добрались до нашей истинной сущности, это все еще одна из частей Бобби Летуна". Он сказал нам: "Искусство может выходить за пределы ума Летуна, но это не то искусство, что мы можем видеть. Мы можем видеть лишь то искусство, которое одобрено критиками, т.е. уже прошло через Бобби Летуна".

Кастанеда спросил: "Как мы можем быть угрюмыми и замкнутыми? Талия", сказал он, "была очень мрачной этим утром". Он заявил, что никогда не видел ее выглядящей так плохо. Он изобразил ее насупленный взгляд направленный вниз. Всю дорогу на занятия "я пел разные танго, пытаясь ободрить ее", но получил лишь вялый смех. И, когда они, наконец, подошли к двери, он сказал ей: "Скажи мне, что происходит, иначе ты не войдешь". Она ответила: "Ох, я прочла грустную историю".

Он сказал: "Пошли ее к черту. Как "чувствительны" мы порой, что грустная история может расстроить нас! История, которую она читала, была "Дэвид Коперфилд". Эй! Мы не можем быть мрачными. Наихудшее уже случилось. Мы уже умерли. Но идея дона Хуана была в том, чтобы "заставить их сражаться перед тем, как они получат доказательства своей смерти". Давай лишим Летунов их пищи. Мы можем иссушить их. Если мы лишим их поддержки, они уйдут".

Он сказал, что его любимым фильмом был "Вторжение Похитителей Тел" /"Invasion of the Body Snatchers" - пер./.

Кастанеда сказал, что он хотел сделать для нас карту по случаю предстоящего семинара в Мехико. Он сам не мог поехать туда. Он по-прежнему хотел поехать, но, как он сказал, "энергия очень странная". Он сказал нам, что хотел бы иметь возможность показать нам кое-что, и, "может быть, я оторвусь от дел на достаточно долгое время, чтобы показать их вам и сразу же вернуться... Я буду там анонимно". Он сказал нам, что Тула находится примерно в 60-ти милях к северу от Мехико Сити. Он сказал нам, что там расположена пирамида с базальтовыми фигурами, известными как Атланты.

За ними расположены колонны с нанесенными на них надписями. Он сказал нам, что они нашли чакмул на площади около пирамид. Он объяснил, что головы чакмул в Туле повернуты лицом влево, в направлении Юкатана, где расположены такие же скульптуры, но повернутые лицом вправо и сделанные из более светлого, "блондинистого" камня. Имеющего вкрапления мрамора. Скульптуры в Туле темнее. Они нашли первую из них на Юкатане, в городе, имеющем название "Чакмул", это и есть причина того, почему они назвали их чакмулами.


По причине того, что они сверху имеют гладкую поверхность, археологи предположили, что это - "курильницы благовоний". Они рассуждали так: "Романо-католическая церковь сжигает благовония, не так ли, поэтому они должны были сжигать благовония. Мы предполагаем, что все везде и всегда одинаково". Но дон Хуан настаивал, что это были не кадильницы, а "подушечки" (особые грузики), подобные тем, что мы имеем для "сна". Они располагали их в центре живота или на солнечном сплетении для "сновидения". Их глаза "сонны", что использовалось для "видения".

Он сказал нам, что в музее в Туле, справа от лестницы находится голова Бросившего Вызов Смерти. Он напомнил нам, что он встречал Бросившего Вызов Смерти дважды - первый раз в виде мужчины, и второй раз как женщину, и что Кэрол также проводила время с Бросившим Вызов Смерти. Он так же повторил, что Бросивший Вызов Смерти застрял в Неорганическом мире, и, с целью побега, он преобразовал себя в женщину (поскольку женщинам позволено выходить и входить по их желанию), но он был вынужден постоянно быть настороже, чтобы они не могли поймать его снова. Он "не мог поставить охрану и, поэтому, не мог спать", по этой причине фигура имеет кольцо в ноздрях.

Он сказал нам, что это было способом оставаться пробужденным - потирая внутреннюю часть перегородки между ноздрями или используя зубочистку. Он нам продемонстрировал это. Это и есть причина, почему этот объект (кольцо) находился в его ноздрях - Бросивший Вызов Смерти не имел права расслабляться. Далее Кастанеда заявил, что "это Кэрол".

Когда дон Хуан показал ему голову в первый раз "сорок лет назад", он сказал ему, что это была Кэрол. Он сказал: "Посмотри на уши - вершина сгиба" сдавлена так же как и у Кэрол. "Уши все выдают". Он также заставил Кастанеду подержать его палец перед носом головы, где ощущалось, будто фигура дышит. Он осмотрелся вокруг, пытаясь найти, откуда может дуть. Он заявил, что это "действительно меня шокировало". Другой его друг (возможно Джулиус, или Тони Карам) заметил, что он "не ощущает дыхания, но чувствует что-то, хотя и не ощущает дыхания". Он спросил его, что тот ощущает, и он ответил, что чувствует "нечто подобное электричеству". "О, значит, ты не ощущаешь дыхания, ты чувствуешь электричество!"

В музее есть чакмул, охраняющий эту фигуру. Кастанеда сказал, что если бы мы посмотрели в ее лицо, то поняли бы, что "это Рени". Он заявил, что дон Хуан говорил ему, "что появится чакмула, охраняющая Кэрол", что она должна появиться позднее. Также он заявил, что Рени была единственной сидящей около Кэрол в книжном магазине Феникс, когда Кэрол нашла его после того, как она провела во втором внимании десять лет. Т.е. Кэрол и Рени были "навечно вместе".

В Музее Антропологии в Мехико Сити, на Площади Революции, есть статуи Тайши и Флоринды. Он сказал, что они не всегда выставлены для осмотра - иногда их дают взаймы другим музеям или вроде того - но он надеется, что нам "повезет". Он сказал, что они находятся в Зале Юкатана, который расположен "налево от Залов Долины Мехико и Оахаки". Статуя Тайши темная, и имеет ожерелье вокруг шеи, а глаза глядят вниз.

Статуя Флоринды выглядит "прямо как Флоринда" - "ее свирепость с большими зубами, похоже, готовится броситься на вас". Там есть еще и чакмула "блондинка", "похожая на Кайли". Также в этой же самой комнате есть что-то, что хранители музея называют "Лючадор" /Luchador - пер./, боксер или воин, но на самом деле это некто, делающий Тенсегрити. Его ноги сложены способом, характерным для специфического "сидячего Тенсегрити".

В экспозиции Паленков /Palenque - пер./, в основании пространства, находится Повелитель Паленков /Lord of Palenque - пер./ - восстановленная могильница, содержащая бывшего короля, который имеет несколько желто-зеленых ожерелий окружающих его грудную клетку, в том самом месте, где маги, по общему мнению, видели пряди на энергетическом теле у того, кто действительно "уплотнил свои нити".

Он сказал нам, что иметь ожерелье, висящее там же, где и у этой фигуры, есть "хорошее нормальное состояние". "Замечательное положение - это иметь их неизогнутыми вокруг плечей. Тогда вы действительно собраны и вы не нуждаетесь в чем-либо". Он напомнил нам, что у большинства людей они висят вокруг живота "или, что еще хуже, вокруг гениталий". Он сказал нам: "Если они опустились на уровень пола, скажите: "Бай-бай"; время провести проверку". Он сказал, что некоторые люди имеют одну нить осевшей на плечах, а остальные повисшими на гениталиях, что, как он полагает, справедливо для некоторых из нас.

Таким образом, если он не поедет с нами, приведенные выше описания будут и нашей "путеводной картой". Он планировал "зарисовать это", но уже все нам описал - "так что это там".

 

Воскресенье, 22 cентября 1996 года

Тридцать восьмое занятие, Ричард Дженнингс
22 cентября 1996 года, воскресенье, Dance Home в Санта-Монике

[Присутствовали Кайли, Талиа, Лоренцо, Грант, Брэндон, Анжелика и Эллис. Также к нам присоединились еще два человека, оба аргентинцы и близкие друзья К, который недавно встречался с Кастанедой в Версале - П и Б (прежде известный как "длинный Карлос").]

Кастанеда начал с того, что показал нам фотографию изображения Джугадора - сидячей фигуры, предположительно выполняющей Тенсегрити, о которой он говорил на предыдущей неделе. Эллис вручил Кастанеде картинку, которую нашел Ланц, как только мы начали. Кастанеда заявил, что там изображен китаец. Кто-то спросил: "Но что китаец делает в Мексике?" Кастанеда настаивал, что в древней Мексике были китайцы, что они "приплыли на лодках, а не перешли Берингов пролив, как утверждают теоретики". Кастанеда объяснял это так: "Мексиканцы в высшей степени этноцентричны и националистичны" - даже более, чем американцы - поэтому они не утруждали себя проведением каких-либо исследований в этом отношении, фактически же, "они препятствуют этому". Он заявил, что мексиканцы находятся под жестким контролем Католической Церкви. Он заявил, что религия "использует в своих целях свойства линейного ума", иначе говоря, ума, движущегося из стороны в сторону, вместо природной циркуляции по кругу; ума, использующего "флаерскую надстройку". Он сказал нам, что если мы составим обзор религиозных доктрин, используя "другой, циркулирующий" ум, то мы "разнесем их в щепки". Но вместо этого мы обычно используем линейный ум. Кастанеда утверждал: "Мы обычно считаем, что причастны к "Реформированию", или же "беспокоимся о недостаточной набожности других"".

Он заявил, что у этой сидящей фигуры "великолепная ци. Вы можете видеть, насколько он полон энергии", сказал он, утверждая далее, что эта фигура на картинке была в сидячем положении для Тенсегрити. Затем Эллис дал ему принесенную мной книгу, в которой была карта Национального Антропологического Музея в Мехико Сити. Он показал нам, где в экспозиции размещены статуи, о которых он говорил, что они представляют ведьм "если вы станете лицом к фонтану, они будут слева, сразу за кафетерием". Как мы определили (по карте), они находятся в "Комнате Майя №10", в которой, он сказал, "у окна стоят Флоринда и Тайша, и иногда здесь же выставляется Кэрол".

Статуя Чакмулы в этом помещении, которую Кастанеда называл "Кайли", сидит чуть в стороне от места расположения ведьм. [Когда мы нашли изображение чакмулы в книге, Кастанеда сказал, что это чакмула - не Кайли, что ее чакмула "более зубастая".] В следующей части экспозиции, которую он описал как "Оахакская Комната", хотя, в действительности, она называется "Комната Ольмеков", по словам Кастанеды "вы можете видеть действительно тяжелых людей, погрязших в псилоцибах, с огромными головами". Это прозвучало так, будто он описывал Древних Магов, говоря о них как "слишком много державших в головах, отвратительных чокнутых и очень тяжелых". Он предположил, что эта комната может быть "слишком" для нас. Он так же обратил наше внимание на круг маленьких желто-зеленых фигурок в этой комнате, являвшихся "сновидящими".

Кастанеда сказал нам, что дон Хуан однажды заставил его и еще нескольких участников стать в такой же круг, как и эти желто-зеленые сновидящие. [Группа, с которой я отправился перекусить, впоследствии решила, что Кастанеда имел ввиду время, когда они искали "энергетический центр Соноранской пустыни".] Итак они стали или сели в этом распорядке и стали "подталкивать", наконец "нащупав нечто похожее на пузырь, сквозь который", как он заявил, "вы можете смотреть, но не можете пройти". Впоследствии, сказал он, "все они подхватили инфекцию мочевого пузыря. С чего бы это?"

В большой области прямо перед входом в музей, которую Кастанеда называл залом "Долины Мехико", есть предмет, целиком выполненный из обсидиана, описываемый, как обезьяна, держащая чашу. Он сказал, что для магов интересно то, что никому не известно, каким образом был сделан этот предмет. Как он разъяснил: "Вы не сможете разрезать обсидиан - лишь только заточить его осколок для наконечника стрелы, но как же тогда возможно вырезать целиком такого рода предмет, с плавными закругленными поверхностями - это настоящая тайна. Может они его расплавили? Как можно расплавить обсидиан? Этот предмет отражает "намерение" быть сформированным в столь сложной форме". Предмет этот однажды был украден, но потом найден и снова выставлен, но уже в двойной защитной стеклянной витрине.

Он посоветовал нам пройтись также по всему музею, "хотя осмотр столь большой экспозиции в качестве туристов может иметь эффект переполнения". Он так же намекнул, что "теперь вы имеете достаточно энергии и тишины, чтобы позволить предметам делать странные вещи для вас". Он отметил, что мы можем "видеть вещи", видЕния, которые мы не можем постичь, и что "эти видЕния будут продолжать приходить в "сновидение" приблизительно в течение недели или около того". Он объяснил: "До тех пор пока вы не являетесь главными объектами этих сновидений, я хочу слышать о них. Лишь тогда, когда мы становимся центром такого сновидческого видЕния, оно становится слишком причудливыми". Далее он объяснил: "Если есть только одно "я", то я готов слушать вас всю ночь напролет. Если же появляется два или более "я", я говорю: "Забудь. Чао. До встречи. Это не интересно"". Он посоветовал нам "поддерживать не более чем два "я", если же появится третье - избавьтесь от него!". Он сказал нам, что мы можем теперь сказать, когда имеют место два или три "я". В идеале, "вы должны свести их к одному. И если вы будете способны избавиться и от одного, вы станете "безмолвными"".

Он напомнил нам, что один из нагвалей его линии [Элиас], имел привычку либо приносить с собой, либо создавать предметы, идентичные тем, что он видел в "сновидении". По рассказам, сделанные им предметы "работали не так, как они работали во втором внимании", но иногда, похоже, он мог так же непосредственно перенести предметы назад. Это напомнило Кастанеде "существ, подобных треножникам" из одного из миров, и их невообразимо быстрые средства передвижения [возможно, нечто подобное тому, что написано в инструкции к одним движущимся роботам: "Быстрые, Недорогие и Неподдающиеся Контролю"]. Он намекнул, что "наши ученые могли бы многому поучиться" у этих существ.

Кастанеда сказал нам, что действительно хотел бы поехать с нами на предстоящий семинар в Мехико. Он все еще не "получил импульс к движению" от "намерения" - которое он, похоже, спросил. Он пошутил, что, возможно, оно подождет до следующей недели, до четверга, и потом скажет: "Да, ты можешь ехать. Но какого черта?". Это напомнило ему его бывшего агента Неда [Брауна], который был "ужасающим парнем", хотя Кастанеда, определенно, "весьма его любил". Он "тем не менее, обладал действительно хорошими деловыми качествами". Кастанеда сказал нам, что очень часто спрашивал "это" [эмиссара сновидений?] о Нэде, и не получал никакого ответа. Теперь же, спустя годы, он получил "всю ту информацию о Неде, но она пришла не вовремя, и не имеет смысла более".

Флоринда однажды дала Кастанеде рукопись [возможно, Шабоно]. Он прочел ее и был очень ей взволнован. Он отдал прочесть рукопись Неду, и они ждали ответа неделю, а затем и другую. Кастанеда пояснил, что "если вы ничего не слышите от агента о рукописи в течение недели или двух, неверняка она не очень". Поэтому, в конце концов, Флоринда позвонила Неду и он сказал ей, что рукопись "не была очень уж хороша", в ней было слишком много о самой Флоринде, "голубоглазой колдунье", а следовало бы рассказать о ком-то еще, и что она должна "начать все сначала". Позже оказалось, что Нед "даже не соизволил прочесть ее - он обладал действительно хорошими деловыми качествами, но он даже не читал моих книг, поэтому он не знал что я делаю". Нед заставил свою дочь и жену прочесть книги, "и они начали ужасно завидовать Флоринде, поэтому и не оказывали накакой помощи". Кастанеда послал рукопись своему редактору, Майклу Корде, и Майкл перезвонил в тот же день. Кастанеда спросил, что тот думает, и Майкл сказал: "Продай ее мне. Я ее издам". Кастанеда спросил: "Как есть?", и Майкл ответил утвердительно. Так Кастанеда получил еще одного агента, в котором он так или иначе нуждался, поскольку Нед "пытался сделать своих детей моими наследниками". Кастанеда сказал, что в то время, как Нед обладал хорошими деловыми качествами, "его дети не обладали даже этим, и они не могли сносно прочесть какой бы то ни было материал".

Затем Кастанеда отметил, что забыл с чего это он заговорил о Неде. Он посмотрел на Тортона и сказал: "Я потерял нить". Тортон сказал ему, "потому что "Голос" не отвечал тебе, когда ты нуждался в информации". Кастанеда отозвался "Да, да", и сказал: "В этот раз все так же" - он опасается, что может не услышать ответ Голоса относительно Мехико, пока уже не будет поздно.

Позже, в ходе занятий, он сказал, что если Голос скажет ему: "Езжай в понедельник", все равно это будет слишком поздно. Чуть подумав, Кастанеда сказал: "Хотя нет, все должно быть в порядке", подразумевая, что те из нас, кто останется в Мехико после воскресного семинара, смогут совершить совместную с ним экскурсию. Было похоже на то, что он почувствовал, что для него будет приемлемо поехать в понедельник, но Дэн Лаутон указал на то, что музеи в Мехико закрыты в понедельник, и все снова повисло в воздухе.

Франсуа спросил: "Если вы будете там, как мы узнаем об этом?". Кастанеда ответил: "Не беспокойтесь, мы найдем вас. Мы вам позвоним". Он сказал нам, что дон Хуан часто говорил ему: "Если ты меня ищешь, я буду там". Кстанеда заявил, что обычно смеялся над этим и сомневался в том, что такое может произойти. "Но это срабатывало. Под воздействием определенного давления, вы неожиданно ощущаете, что "я должен увидеть Карлоса!", вы говорите всем "до свидания", и вы меня встречаете. Это работает". Он сравнил это с тем временем, когда он имел подружку, которую он хотел представить дону Хану. Они отправились в Мехико и пару дней разыскивали его, но так и не нашли. Дон Хуан позже объяснил, что эта женщина "нуждалась в нянечке", и что она могла бы стать круглосуточной заботой Кастанеды, что он мог бы стать ее сиделкой, но у Кастанеды "не было времени на это".

Кастанеда также упомянул об образовании в пещере вблизи Cacahuamilpa, о котором он уже рассказывал раньше, образовании, которое находится "в конце цементной дорожки, через несколько шагов по ступенькам вверх, туда, где находится "Бутылка из-под Шампанского". Вы должны смотреть вверх с этой точки." Прежде оно было освещено снизу, но "теперь освещение таково, что вы не можете видеть ее правильно" - потому что источник света находится сбоку. Он утверждал, что если мы будем "намереваться, чтобы освещение изменилось", то все сможем попасть в Cacahuamilpa. Он также заявил, что это прекрасное место чтобы "давать клятвы безупречности" и достигать внутреннего безмолвия. Он сказал, что был там с людьми, которые "не были безмолвными", и особенно упомянул одну личность [может Брюс Вагнер?], которая "продолжала и продолжала думать о своей любовнице Джудит". "Так что это место - не гарантия достигнуть безмолвия", сказал Кастанеда.

Кастанеда говорил о том, что ведьмы "совсем не имеют времени". Когда дон Хуан говорил ему это, сказал он, он думал, что тот имеет в виду то, что "их время кончилось, у них не осталось больше времени" - он не понимал что тот имеет в виду. Он сравнил ощущение времени ведьмами с ощущением Ширли Маклэйн /Shirley MacLaine - пер./. Через каких-то друзей Флоринды, Кастанеда был приглашен на обед с Ширли Маклэйн. Он описывал ее как "эта большая леди" - она была "большая, с рыжими волосами, с большими грудями и все время рассказывала о том, как она жила в Китае, когда ей было двадцать, и как все делали ей комплименты, какая она стройная и красивая. Для нее", объяснял Кастанеда, "время растягивается - это такая большая штука", так что "ее ностальгия может возвращать ее на десять лет назад, когда она была объектом поклонения". В сравнении с ней ведьмы "вообще не имеют времени. Кэрол,", сказал он, "и есть двадцатилетняя. Она не думает о том, что было, когда ей было двадцать." Это и есть то ощущение, что "у них нет времени". И у них конечно же нет времени на "пустую болтовню".

Кастанеда показал нам семь движений. В последнем - когда вы выбрасываете руки вверх от запястий - он проинструктировал нас двигать плечами и животом, сначала с одной, потом с другой стороны, "как это делает энергетическое тело, когда оно присобачивается /snap in - пер./". Он заставил нас поделать эти движения, чтобы почувствовать это, "а когда энергетическое тело делает это, вы полностью готовы". Кастанеда заявил, что у него были случаи, когда энергетические тела людей "добирались до него", посылая ему сигналы "взять их", что показывало, что они полностью отчаялись в людях, с которыми они были связаны. "Об этом упоминал и дон Хуан", но он не думал, что дон Хуан "когда- либо видел или испытывал это столь же явственно, как я".

Кастанеда изобразил, как кто-то говорит так, будто он обкурился марихуаны, комментируя, что "все мы хотим говорить, как Николас Кейдж /Nicholas Cage - пер./. Это напомнило ему то, что во времена, когда он был молодым, у него был приятель по имени "Николас Кейдж". Этот парень "имел двух подружек, с которыми и жил". Это до глубины души поразило молодого и впечатлительного Кастанеду, и он спросил парня "Но как ты это делаешь?" "Очень просто" - ответил тот и посоветовал Кастанеде "взять двух подружек в кино и затем начать целовать одну. Потом, когда они пойдут попудрить носик, ты просишь их поменяться местами и начинаешь целовать другую". "Это не так уж сложно. Почему бы тебе не попробовать?" - сказал он. Вскоре Кастанеда пригласил свою подружку в кинотеатр на Fairfax - он сказал, что "он все еще там и называется "Театр немого кино"" - вместе с ее подружкой. Он не знал, что сиденья в этом кинотеатре "не прибиты к полу". В соответствии с рекомендациями парня он начал сначала целовать свою подружку, а потом, когда она ненадолго отлучилась, он попросил девушек поменяться местами и начал целовать подружку своей подружки. Последняя пришла в ярость и заявила, что уходит, требуя объяснений: "Какого черта ты вытворяешь?!!" Он знал, что она рассчитывала, что он подбросит ее до дому, но сказал: "Ну и катись", добавив что она уже "большая девочка" и сможет сама отыскать автобус. Однако следующее, что он почувствовал, было рывком сзади, в результате чего весь ряд сидений повалился назад, вместе с пожилой парой, сидящей на его дальнем конце. "Так что он чуть было не погубил меня, этот глупый совет Николаса Кейджа. Я не могу представить, зачем парень сказал мне это! Это уничтожило все мои шансы у моей подружки и чуть было не угробило меня." [В книге "Активная сторона бесконечности" Кастанеда называет свою подружку "Патриция Тернер", а ее лучшую подругу - "Сандра Фланнеган". Парень, давший плохой совет зовется в книге "Николасом ван Хутеном", есть также и другие случаи различий в именах, которые он называл нам и упоминал в книгах. В главе, названной "Сказать спасибо" Кастанеда рассказывает, как дон Хуан дал ему задание купить обеим женщинам, с которыми он не встречался с того злополучного вечера, и которые к тому времени уже переехали В Нью Йорк, очень дорогие подарки - новый автомобиль и шубу - в качестве жеста благодарности за чувства подлинной любви и привязанности, которые они питали друг к другу до того как происшествие в кинотеатре все разрушило.]

Кастанеда рассказывал, что его всегда поражало, как профессор Гарфинкель глядел на него сверху вниз, когда Кастанеда входил, а затем, прежде чем начать говорить, двигал ртом и губами, издавая несколько чмокающих звуков. Потом он вопрошал: "Какого хрена тебе надо?" Он выглядел так устрашающе, что Кастанеда забывал, зачем пришел. Кастанеда сказал, что он говорил это всегда, за исключением "хрена", и изобразил это для нас пару раз - растягивая фразу, и под конец рявкая: "Что тебе нужно?" В таком же настроении он показывал нам голос, которым, по его словам, он спрашивал, будет ли у него достаточно энергии присоединиться к нам в Мексике.

Я вспоминаю, что он говорил нам о том, что энергетическое тело может "разделяться". Похоже, он имел в виду то, что одна часть имеет отношение к селезенке, а другая - к печени. И, конечно, "у большинства людей энергетическое тело в гораздо лучшей форме, чем физическое". Он сказал нам, что "прямо сейчас мой энергетический уровень низок", и что он просыпался множество раз "с этим ужасным запахом адреналина". Он сказал, что не боиться умереть - "на все воля божья" /no offense to the Spirit - пер./, но его страх "закончить в бесконечности одному, без массы или группы попутчиков, очень силен". Он заявил, что они с Кэрол недавно "уходили" на два дня, зайдя "так далеко, как только смогли", до того, как позволили "резинке" притянуть их обратно, и что "они больше не смогут вернуться назад". Когда он описывал место, где они были он сказал, что "намерение столь же нескончаемо как бесконечность".

Он сказал, что Бобби Летун намного древнее нас и предположил, что "может быть это Бобби прошел через девять реинкарнаций, прежде чем закончил?"

"Кэрол сейчас пытается дать толчок ее людям, особенно тем, кто с ней уже долгое время, как Роза Колл /Rosa Coll - пер./ и Маргарита Нието /Margarita Nieto - пер./. Он сказал, что "она с ними даже не разговаривает; она просто приходит и глядит на них". Ее идея - это: "Давайте все встретим "это" сейчас". Таким образом "это подталкивает их довольно ощутимо прямо сейчас".

Он сказал, что то, что он желает нам сейчас, это "ясность и отвага".

Он заявил, что дон Хуан говорил ему, что "можно создать место, откуда будут исчезать предметы". Дон Хуан якобы дал ему задание "соорудить" такое место. Кастанеда сказал, что он, конечно, посмеялся над ним. Но что дон Хуан якобы имел такое место, куда он закладывал предметы для их исчезновения. Кастанеда закидал дона Хуана вопросами "какого размера оно должно быть" и "какова должна быть его ширина?" Он изобразил, как спрашивает: "Дюймов 14-20 хватит?" Он рассказал, что иногда бывает в другой половине аппартаментов Флоринды [та сторона Pandora duplex, которую она делит с Тайшей, и которая примыкает к половине Кастанеды], где есть ванна /tub - пер./, которую якобы использовала Ла Горда до того как она умерла от аневризма. Никто больше не пользовался этой ванной, и он сказал, что был единственным, кто бывал в той части дома, где она жила. В результате он начал закладывать вещи в эту ванну, используя ее как место, откуда они могут исчезать. [Это могло произойти только после 1985 года, конечно, года, когда умерла Ла Горда, и, таким образом, много позже того времени, когда дон Хуан советовал ему сооружать "зоны исчезновения".]

Кастанеда рассказал, что Флоринда имела несколько фотографий тридцатилетней давности, на которых она изображена выполняющей приемы карате. [Точнее, 25-летней, если это те фотографии, которые некоторые из нас видели в журнале "Samurai magazine" за 1974 и '75 года]. Кастанеда думал, что это "просто фантастика", поскольку они показывали, что "сейчас она моложе, чем тридцать лет назад". Флоринда, которая не любила фотки, всячески пыталась от них избавится, но он приберег "лучшие из них, на которых лучше всего заметно, как она изменилась теперь". Она же считала, что он сохранил "самые худшие, чтобы использовать против нее", и выкрала их из его комнаты. Когда он спросил ее об этом, она заявила, что: "Их сперли неорганические существа!" Подобно Кастанеде, Флоринда свалила все на неорганических существ, выдвигая против них громоздкие обвинения, в особенности против Глобуса и Фебиуса ["домашние" неорганики Тайши], но "ведь это было не так-то легко сделать". Он сказал, что она "действительно рисковала", делая это. В конце концов, спустя неделю или около того, она "сдалась и призналась, что сама их взяла; она не могла больше этого выносить". Тем временем Кастанеда спросил у Тайши, но "Тайша никогда не делает ничего подобного... почему она должна была брать их?" Тайша предложила им всем "отправляться в жопу". Так Флоринда уничтожила фотографии.

"Вещи исчезают", заявил он, и когда это происходит, "это знак того, что было достигнуто внутреннее безмолвие". Он рассказал, что Эллис заложила туда большую пачку фотографий, включая множество тех, на которых она была снята с мороженым вместе со своим отцом в разных частях света - "в Гренландии, Антарктике, Париже и Риме - везде они фотографировались поедающими мороженое". Но с ними ничего не произошло, и он хотел отдать их ей обратно, но она оставила картинки с мороженым, и они в конце концов исчезли. Он рассказал, что Эллис дала ему библию своего отца - и она была такая тяжелая, что он положил ее на что-то рядом с ванной. Он объяснил, что ему была нужна библия чтобы он мог выместить /"channel" - пер./ свои "замашки Реверенда Осгуда" /Reverend Osgoode - пер./ - проповедника-фундаменталиста, которого он изобразил, но он не хотел ее покупать. Флоринда как раз имела водопроводные проблемы - они называли это "Днем Желтой Креветки", потому что в ванну поступало всякое из туалета. В результате положенная туда библия стала буквально "полна дерьма". Также были задеты и другие вещи, которые были положены туда ненадолго - например, "бумаги Леперчуна" /Leperchun - пер./, т.е. Тичо /Tycho - пер./, так называемого Оранжевого Лазутчика. Эти бумаги не хотели пропадать уже в течении десяти лет. "Но есть что-то нечеловеческое в Оранжевом Лазутчике", сказал он, поэтому каким-то образом было ясно, что его вещи не исчезнут. Найи также положила стопку yearbooks туда и они исчезли.

Он рассказал, что Тайша назначала свое собственное время для всего, что делала. Если ему что-нибудь было нужно, она говорила, что принесет это, но "не говорила когда". Она могла сделать это "и часом позже, когда мне это уже не было нужно". Недавно она предложила принести ему обед. Он ждал ее, риторически вопрошая: "Она что же это, думает, что я буду ждать ее", здесь он изобразил как собачка ждет, подняв лапки и повесив голову, "как эти ее неорганики ее ждут - как песики?" Он сказал, что "время приближалось к семи", когда она наконец появилась с едой. Он заметил, что то же самое повторилось и сегодняшним утром, когда она вызвалась сделать гамбургеры для Кайли и Талиа, но и по прошествии двух часов ее нигде не было видно. Он был настолько зол, что они чуть не уехали из Версаля. Затем она появилась и сказала: "Ох, я немедленно сделаю вам гамбургеры", заявляя, что: "Вы знаете, я должна была сходить в магазин, я должна была сделать это, я должна была сделать то". Она очень извинялась, обещала принести еду и спрашивала: "Ну хотите я встану на колени?" Они ответили нет, "поскольку если бы ей пришлось это сделать, то неизвестно, что бы она придумала" в отместку.

Когда Кастанеда предлагал нам попробовать соорудить место, из которого вещи могут исчезать, он посоветовал нам "не класть туда что-нибудь ценное... не стоит класть туда ваше обручальное кольцо. Положите туда что-нибудь для проверки." Он заявил, что это было делом намерения, это место для исчезновения, и что с магами также "происходят случаи, когда вещи приходят к ним". Он сказал, что J, который стоял позади него, был инженером. Он заявил, что математические формулы могут "являться ему". Он сказал что они могут приходить также и к нему, но поскольку он не обучен, он не может их понять, и ему приходится дожидаться, пока к нему придет что-нибудь такое, что он сможет понять. Он сказал, что есть также место в доме, на которое он садится и "намеревает вещи". [Он шутливо изобразил, как он делает это, совершая движение рукой, будто рисуя что-то перед собой.]

Список пройденных пассов.

Занятие XXXVIII.

1.Круг руками наружу и в стороны, на вдохе. Выдох, подобный задуванию свечи, возвращая руки и перекрещивая их перед грудной клеткой.
2.Делаем два с половиной круга вовнутрь правой ногой, колено вверх и ставим ногу; затем делаем два с половиной круга вовне левой ногой.
3.Круг рукой вверх и вперед вокруг тела и возврат к стороне. Начало с расслабленным запястьем. Поменять руки.
4.Захватываем энергию в промежности, затем выбрасываем ее в сторону, пальцы смотрят вверх.
5.Держим руки перед телом, затем чередуем: пальцы одной руки смотрят в пол, а другая тем временем переворачивается вокруг запястья, так что пальцы направлены вверх.
6.Держим руки направленными вперед, ладони смотрят друг на друга, ударяем вверх запястьем так, что ладонь смотрит вверх. Сначала одной рукой, потом сразу двумя.
7.То же движение что и 6, но выдвигаем руки дальше вперед, и двигаем также плечами и животом сначала с одной стороны, потом с другой ("как это делает энергетическое тело, когда присобачивается").

Дэн Лаутон описывал другой пасс этого дня так: "Отбиваем удар вовне правой рукой, ладонь смотрит вперед. Левая наносит удар вовнутрь краем ладони с указательным и большим пальцем, ладонью вниз. Правая рука оказывается над левой во время короткого периода перекрытия, а плечи вовлечены в плавное движение".

 

Воскресение 6 октября, 1996 года

Ричард Дженнингс. Воскресение, 6 Октября, 1996, в Доме Танцев в Санта-Монике (1-3 PM PDT)

Кастанеда начал с вопроса: "Как прошел семинар (в Мехико Сити)?" Мы зааплодировали. Он сказал, что дал нам толчок, и сделал замечание: "Вы обязаны использовать этот толчок". Он предположил, что "стресс", вызванный далеким путешествием, "тоже поможет нам двигаться". Он спросил, ездили ли мы в Тулу. Он напомнил нам, что церковь в Туле была местом, где Бросивший Вызов Смерти пробыл "по крайней мере, с 1725 года, как мне известно со слов дона Хуана". Бросивший Вызов Смерти был здесь и тогда, когда Карлос намеренно встречался с ней как с женщиной, и она отвела его в боковую часовню с большим распятием, на котором висел избитый, весь в синяках Иисус в натуральную величину.

Люди обычно оставляли у распятия цветы и приношения, которые портились, и поэтому в помещении стояло гнилостное зловоние. На Иисуса "был надет парик, филиппинский парик" из настоящих, вьющихся черных волос. Он объяснил, что в шестидесятые филиппинцы ходили на кладбище, чтобы собрать волосы на парик - так что филиппинские парики были "настоящими". Позже они догадались, как делать нейлоновые, но выглядящие, как настоящие, парики. Таким образом, Бросивший Вызов Смерти оставался в этой часовне, где запах разложения был хоть как-то переносим.

В те времена, в 1725 году, как объяснил Кастанеда, многие церковные пономари были магами. Это было безопасным местом для них. Он прокомментировал: "Что за неподражаемый маневр сталкинга! Поскольку Церковь была органом, который мог реально уничтожить их, они вошли в нее, и внутри они оказались в безопасности. Безусловно, Церкви нравилось иметь таких работников. Они выглядели очень набожными и не проявляли интереса к другим вещам.

Людям нравилось нанимать группы магов на работу, потому что они концентрировались на задаче и действительно заботились о ходе вещей. Из них выходили отличные рабочие коллективы. Он сказал нам, что привык все время прогуливаться около площади. Он нарисовал руками в воздухе взаиморасположение церкви, той ее внутренней часовни и площади. Он сказал нам, что скамейка дона Хуана находилась на диагонали между церковью и сценой для оркестра и была ближайшей к церкви.

Кастанеда постоянно прогуливался вокруг сцены, потому что это был город, в котором жил дон Хуан. Он указал рукой направление, в котором находился дом дона Хуана. (Как я понял, он находится далее вниз по дороге от площади, хотя Грегу показалось, что он находится в противоположном направлении, которое имело больше смысла, поскольку подразумевалось, что он находится "на холме").

Кастанеда сказал нам: "Однажды мы пойдем туда, и мы пойдем к дому дона Хуана". Он имел в виду то, что Кэрол однажды возьмет некоторых из ее "друзей" (он произнес это жалобным голоском, как делал это часто и ранее с этим словом, подражая интонации одной старой женщины, которую он знал). Он сказал, что Кэрол рассказала этой группе такие вещи о встрече с Бросившим Вызов Смерти, которые она не рассказывала ему, "но я получил отчет". Он сказал нам, что бы он ни пытался сказать ей об этом, она одаривала его "таким взглядом". Он изобразил сильно сдвинутые брови и спросил, глядя исподлобья: "Почему ты спрашиваешь об этом?".

"Загадкой для нас остается то, что в том крыле отеля "Hotel Catedral" был пожар". Он не знал, когда это случилось. "Если это произошло до того, как я был там с Бросившим Вызов Смерти, тогда все произошедшее с ними случилось во сне Бросившего Вызов Смерти. Если же это произошло позже, то, может быть, крыло сгорело оттого, что энергия была слишком тяжелой. Я хотел бы это узнать, но не собираюсь проводить расследование". Когда Кастанеда приезжал в Тулу, он иногда останавливался здесь. Они думали, что могли бы "уйти" отсюда.

Кастанеда пояснил, что он и Кэрол не могли провести ночь в одном и том же месте. Однажды они остались в Мехико Сити во время колдовского состязания или чего-то подобного, когда в отелях просто не было свободных мест. Все что могли предложить им - это большой одноместный номер. Он предложил: "Окей, ты ляжешь в спальне, между нами будет еще одна комната, а я лягу на кушетке".

Но когда они оставались вдвоем, они, по его словам, начинали вращаться "против часовой стрелки" - направление, в котором, как он объяснил, движется энергия в энергетических центрах в печени, селезенке, почках, надпочечниках и в матке; "и только в одном центре на голове она движется вперед-назад". Он продолжил: "Но там она просто не работает". Он сидел на кушетке и почувствовал, что начинает закручиваться, поэтому он встал и сказал: "Нам надо выйти". Кэрол уже стояла у двери и ждала его.

И так они бродили по Мехико Сити аж до 7 утра. "Бродить по Мехико Сити всю ночь? Да вы с ума посходили! Я хотел прилечь на скамейке в парке, но каким-то образом мы пробродили до 7 утра". Он сослался на слова Тайши на семинаре, и объяснил, что "даже если вы сидите там, зная, что она идет дать вам пинка под зад, и говорите себе: "Ну, уж в этот-то раз я не попадусь", и начинаете думать "этому не произойти", именно тогда она и достает до вашей задницы". Он сказал, что дон Хуан говорил ему не оставаться с Тайшей наедине в сумерках, потому что она могла нанести ему опустошительный удар в это время.

Он сказал нам, что "как-то раз он должен был нарвать инжира для Флоринды с ее дерева". Он заявил, что сам он не ел инжира, что он был просто "поваренком". Так или иначе, Тайша позвала его со словами: "Можно тебя на минуточку?". Он сказал, что это была какая-то "несусветная глупость, увиденная ею по телевизору". Он перешел на другую сторону, "и ему следовало бы быть начеку, поскольку было именно то время суток" (наступали сумерки).

"Очень скоро", сказал он, "она заставила меня заплакать, и я поспешил уйти. Я даже забыл об инжире". Вот такой она произвела на меня эффект.

Он спросил, видели ли мы четыре фигуры в Музее в Мехико Сити (четыре огромные статуи в Зале Майа Национального Музея Антропологии, которые Кастанеда описал на предыдущем занятии). Он считал, что это было "благоприятным знаком, что все четыре статуи были вместе - "это очень редко случается", поскольку Музей очень часто сдает одну их них или более в аренду для экспонирования где-нибудь еще. Четвертая из них - "это ДжоаннаДжоанна".

Кастанеда объяснил, что была еще одна ученица дона Хуана, которая действительно бывала с ним, но поскольку Ла Горда умерла, она была "с нами, но не среди нас". Он сказал нам: "Она пошла своим путем", и описал ее как "некую потерю". Когда Ла Горда умерла, "другая толстуха сошла с ума" (Сесилия Эванс /Cecilia Evans - пер./). Они "поместили ее в монастырь".

Джоанна все еще "навещает" их, и "они были бы счастливы, если бы она пришла на семинар вместе с нами". Он сказал, что дон Хуан считал Джоанну "сообразительнейшей", и убеждал нас, что она "очень умна". Он отметил, что ""нет", сказанное им Джоанной, являлось отказом мага в сотрудничестве".

Когда он и дон Хуан впервые пришли в музей, все четыре статуи были вместе. Дон Хуан описал их положение как "драму магов", отмечая, что поскольку Кастанеда был "трехсторонним", то один из его соратников "будет потерян". Им стала Джоанна. Когда Кэрол Тиггс ушла, Кастанеда "решил, что все нормально, что их стало трое, но все же это оказалась Джоанна". Кастанеда сказал нам, что Тайша "имеет очень хорошие отношения с Джоанной.

Похоже, встречи с ней не беспокоят ее, но для Флоринды каждая такая встреча заканчивается чувством щемящей тоски. То, что она не была с ними, он сказал "это не было моей виной, это был мой недостаток", было результатом его "трехсторонности". Он сказал нам, что был поддержан Тайшей и Флориндой в том, чтобы рассказать о Джоанне на своих лекциях, "но они сами не хотели делать этого; говорить о ней стоило им очень многих усилий". Эллис дал Кастанеде фотографии, которые принесли назад некоторые из нас, в том числе и отпечатки 8х10, которые Франко сделал с его фотографий четырех фигур.

Кастанеда показал нам которая из них Джоана, Тайша (самая навороченная, с чем-то висящим вокруг ее шеи и с выпученными глазами), Кэрол и Флоринда ("жестокой наружности", с брелком в виде ягуара). Он спросил, видели ли мы там же "разделенного мальчика" (описанного в музейной литературе как "Юноша" - каменная скульптура, относящаяся к "Раннему Постклассическому периоду Хуакстекской культуры".) Он сказал нам, что на его спине находится "маленькая обезьянка", которая является его энергетическим телом. "Вы можете сказать, что это был юноша с энергетическим телом на спине, потому что когда энергетические тела мужчин возвращаются и полностью фиксируются, у них появляется нарост", который, как он отметил, расположен обычно слева.

Он сказал, что у женщин энергетические тела сворачиваются "в эту трубу", которая позволяет им, при наличии внутренней тишины, "уходить и возвращаться". Он сослался на "Повелителя Паленков" с желто-зеленым ожерельем, находящегося в нижнем помещении Оахакского Зала в Антропологическом Музее. Он заявил, что "иметь такое ожерелье на таком высоком уровне и не иметь энергетического тела - опасная штука. Это делает человека жутко самоуверенным и упертым.

Вообще-то, хорошо иметь энергетические волокна вокруг плечей, но этого не достаточно. Вы также обязаны завершить перепросмотр и быть пустыми. Очень важно быть пустым", ключом к этому, как он заявил, является перепросмотр. "Не имеет значения, помните ли вы все", сказал он. "Вы обязаны пройти через это, положить на стол все, что вы можете вспомнить, и увидеть шаблоны - увидеть, как вы повторяетесь, увидеть некую чужеродность, увидеть там части Летунов, так, чтобы вы могли прекратить эти" повторы.

Он спросил, известно ли нам, что кто-то на семинаре попытался тайком пронести припрятанную в коробке из-под шоколада камеру. Они спросили этого человека, откуда он родом, и он ответил, что "конечно же" из Франции. Он проинформировал нас, что член Воскресной группы Франко - "не француз; он родился в Канаде и никакого отношения к Франции не имеет". Он сказал нам:

"Вы должны работать для тишины. Флаерское мышление очень устойчиво, и так во всем мире". Если вы достигли внутренней тишины, вы можете "видеть". Вы поймете, что достигали этой точки и ранее, но были не в силах этого вспомнить. Вдруг вы снова сможете видеть все вокруг". Это напомнило ему о фильме "Они Жили", "гордым владельцем" копии которого он был. Главный герой в этом фильме сражается с другим парнем, который отказывается одеть темные очки, разоблачающие чужеродную сущность других существ.

Наконец, парень одевает-таки очки, и Кастанеда изобразил, как тот вздрогнул от неожиданно увиденной информации, которая обычно проходит мимо сознания. Он также напомнил фильм "Star Trek", в заключительной сцене которого был показан Капитан Кирк, стоящий в Парке Золотых Ворот в Сан-Франциско. Кирк был поднят лучом к кораблю, и женщина прыгнула ему на спину, с целью пойти с ним. "Я люблю эту сцену - вы обязаны быть столь же скрытными, если вы хотите убежать". Он также отметил, что все мы "постоянно ищем луууубофф, и это еще одна из хитростей Летунов". "Это неизменно", мы "постоянно стремимся во что бы то ни стало найти любовь, любовь".

"Мы умнее этого, но, все равно, это одна из вещей, вокруг которых вперед-назад шатается обманутый ум". Он сказал нам, что недавно говорил с ортодоксальным христианином. Он сказал: "Они думают, что все идет к тому, что им будет все дано: "ключи от царства божьего"". Католики, с другой стороны, "в тайне от других носят повсюду с собой картинку с Папой на ней. Для них, чтобы попасть в рай, необходимо быть уверенным, что они раскаялись во всем до смерти. Правда, у них есть еще один шанс, если они потерпят фиаско в предсмертном покаянии - они попадут в Чистилище". Он прокомментировал это так: "Какая поразительная систематичность!".

"Маги не ожидают, что что-либо будет им дано. Маги просто смиренно предлагают Намерению что сделать, в их действии нет эго или гордости. Если вы преклоняете колени перед Намерением, оно переступит через вас. Поэтому, они просят просто и скромно, но они сообщают свои потребности".

Нам показали длинную форму Серии Мужественности, в которой каждое движение перетекало в следующее. По подсчетам Кастанеды, всего их было 28. (15-е было началом 8-го, удар одним кулаком, и 18 было началом "пилы"). Мы проделали эту форму около десяти раз, повторяя сначала за Кастанедой, а затем за Кайли, с целью поместить эту последовательность в нашу "кинестетическую память". Затем Дариен и Эрин показали нам начало еще более долгого паса.

Подразумевалось, что эти длинные формы собрал воедино Лухан, или "Ло Пань", который, по словам Кастанеды, "мог грациозно действовать как в этом мире, так и во Втором Внимании, что давало ему непревзойденные возможности". Он напомнил нам о важности коленей, и сказал, что не следует допускать болтания в них. Кайли продемонстрировала, как использовать фиксацию ног для ударов ногой в длинных формах. Она сказала нам, что Рени повредила свои колени, и это было причиной невозможности ее поездки в Мехико. Кроме того, эта травма была знаком, указывающим на важность защиты коленей от травм. Она описала аргентинцев как очень "упрямых и закостенелых людей - весьма привлекательных, и обычно поджарых - но стремящихся вести себя слишком уж непоколебимо".

Она рассказала нам об очень толстой певице танго, с которой она была знакома. Днем она была врачом, а вечером исполняла танго. "Она обычно сильно потела, и потому снимала свое верхнее платье, и, хуже того, снимала платок". Но она была "слишком толстой, чтобы быть уступчивой", поэтому "обычно она танцевала только половину времени, пока играл оркестр", и когда она не пела. Большинство исполнителей танго стоят как вкопанные, когда поют, преисполнены выше краев чувства собственного достоинства и вынуждены передвигаться чересчур жеманно.

Кастанеда заявил, что когда он был "маленьким аргентинцем", он хотел пойти посмотреть на такого парня. Было очень сложно добыть билеты на радио-шоу, где он выступал, но Карлос, будучи маленького роста, "никогда не отступал".

"С моим ростом", комментировал он, "если бы я отступал, то не выжил бы". Поэтому он достал билеты. Он был впечатлен тем парнем - "факт, что он будет танцевать, сняв свои ботинки, предавался анафеме. Он не имел чувства достоинства, свойственного многим аргентинцам. Половина людей ненавидела его, другая же считала его неподражаемым. То аргентинское танго, что мы можем видеть теперь, очень неподвижно - в нем недостает подвижности коленей, которая должна там быть".

Этот стиль танго, который так нравился Кастанеде, назывался "la meta pata", что в буквальном переводе означает "поставить ногу". Он показал, как в этом стиле мужчина ритмично идет вправо и выставляет правую ногу вперед, а затем "незаметно" переводит это движение на бедро и бок. "Это очень рискованное движение, и правильная женщина не позволит мужчине выполнять la meta pata".

Он посоветовал нам не заниматься бегом, поскольку бег также неблагоприятно отражается на коленях. Он пошутил, что нам не следует также "сердито молотить ногами ночью под одеялом, поскольку так можно повредить сухожилия". Он сказал: "Мне известно, что здесь несколько очень рассерженных людей, носящих много гнева в себе". Эллис перекрестилась, и Кастанеда прокомментировал: "О, нет, не Эллис".

Он сказал нам, что Эллис "иногда становится этим большим существом, иногда она становится Сильвией, ее матерью". Она может также впасть в состояние повышенной конкурентности, "и тогда вам надо лишь слегка подтолкнуть ее, и она станет Сильвией". Он пошутил, что кое-кто в его группе хотел нанести рисунок "разделенного юноши" на майку, но Флоринда возразила, что этот паренек имеет "большую и толстую сосиску - поэтому вы не сможете поместить его на майку".

Он изобразил, как кто-то другой из его партии возразил: "Ну и что же. В конце концов, я могу убрать эту штучку, или как-нибудь прикрыть".

Он обратил внимание на то, что дон Хуан говорил ему, что Бросивший Вызов Смерти был мужчиной, поскольку у него на спине находился бугор энергетического тела. Кастанеда заявил: "я был настолько ошеломлен услышанным, что прошло тридцать лет, прежде чем я понял то, о чем он говорил - энергетическое тело мужчины закрепляется на спине". Он говорил о тишине и кинестетической памяти, указывая этим на то, что длинные формы, культивирующие кинестетическую память, помогут нам "сойти с ума". Он сказал, что мы будем "лучше, эффективнее" без флаерского ума.

"Вы получите возможность действовать более непосредственно, быстрее. Тенсегрити", заявил он, "будет служить буфером" для нас, если мы потеряем флаерский ум. Он объяснил, что тенсегрити "служит гармонизации и созданию свободного места". Без этого "вам может понадобиться хороший психиатр".

"Кастанеда сказал нам, что человеческие существа "являются очень страстными, стоит лишь им освободиться от флаерского ума и вернуться назад к человеческой сущности. Вот о чем Флоринда и Тайша говорили" на семинаре.

Такого рода страстность - это "не похоть, которая, как он заявил, была нашим понятием страстности". Как пример того, как наш флаерский ум создает себя посредством языка, он вспомнил свою поездку с Игорем (с сынишкой психиатра, на которого он работал, и о котором /пер. - о сыне психиатра/ Кастанеда иногда заботился). Когда они проехали мимо пожарной машины, Игорь начал скандировать: "Пожарная машина, пожарная машина, красная пожарная машина". Затем он спросил Кастанеду: "Ты заметил пожарную машину?" Кастанеда, похоже, проморгал ее, поэтому Игорь схватил его голову и повернул ее в сторону пожарной машины.

Он сказал нам, что "личность Игоря будет поступать так же - она будет принуждать вас смотреть на то, на чем она сфокусировалась; она будет хватать вас. Она очень настойчива". Игорь же продолжал: "Пожарная. Красная пожарная машина. Мне нравятся пожарные машины. Красные пожарные машины". Вот именно так, вербально, мы и создаем свой мир, объяснил он. Однажды "ум Игоря был поражен", когда он увидел желтую пожарную машину. Кастанеда скопировал изумление Игоря: "Желтая пожарная машина!!!" Затем Игорь спросил Кастанеду: "Тебе нравятся желтые пожарные машины?" Затем: "А тебе больше нравятся желтые или красные пожарные машины?" Это вернуло его "на привычную орбиту".

Он подчеркнул, что нам следует культивировать крепость энергетического тела. Он изобразил, как энергетическое тело "бредет к нам, волоча ноги", еще немного ближе, чтобы поделиться с нами своей силой. Это напомнило ему Игоря, ходившего вперевалку, как утка, и говорящего: "Я утка, я утка, я маленькая утка". Игорь так привык делать это, что продолжал это и после того как он повзрослел.

Кастанеда сказал, что это не самый лучший пример для нас. Вместо этого, он припомнил, как его дед постоянно советовал ему: "Ты не так очарователен, как твой кузин Федерико, и ты не похож на другого кузина, который хоть и не очаровашка, но, все же, симпатичен и скоро станет врачом. Ты как боль в боку, поэтому ни одна дверь для тебя не будет открыта столь же широко, как для твоих кузенов. Если кто-либо устроит вечеринку, ты должен будешь залезть в окно, чтобы на нее попасть. А чтобы остаться, ты должен будешь предъявлять требования. Для начала можешь начать раздавать советы, требовать, отдавать указания, вести себя черезвычайно самоуверенно и напористо. И как только ты станешь управлять ими, или же вести себя так, словно ты это делаешь, никто уже не сможет тебя выкинуть - ты уже станешь их частью. Поэтому", сказал он, "я даю тебе взамен нечто такое, что ты сможешь использовать - этот совет. Если ты хочешь попасть на вечеринку, ты обязан получить контроль над ней, иначе тебе не позволят остаться там. А поскольку большинство людей - затраханные долбоебы (пер. - из песни слов не выбросишь), они до смерти хотят услышать, что им делать. Они до смерти хотят получить совет или рекомендацию, поэтому, если ты будешь давать им это, ты будешь их контролировать".

 

Понедельник 25 ноября, 1996 года

Ричард Дженнингс, понедельник, 25 ноября, 1996, Танцевальный зал в Санта Монике

(Ведьмы и другие члены Клиргрин присутствовали, за исключением Нури. Из нашей воскресной группы кроме меня были Пол Гутмутс, Тортон Чавес, Маркос Конал, Нина Блейк, Дарби Ромео, Дэниэл Лотон, Грег Шорс и Ларри Хостерман).

Кастанеда начал: "Я очень волнуюсь и нервничаю и мой желудок просто скручен, потому что я не знаю, что произойдет в эти выходные" (семинар в Пасадене). "Мы, наверное, уходим от того места, где мы находились под энергетическом зонтиком, в место, где такого зонтика нет".

"Рич Дженнингс попал в жуткую аварию - пять или шесть автомобилей". Он начал описывать это так, как будто меня не было в комнате, и кто-то сказал: "Он здесь!" Затем он спросил, как я себя чувствую, и я прокомментировал: "Меня спас Майлз".

"Это было тяжелое время для нас. Я не знал, куда мы двигаемся. Может, мы умрем, не знаю. То, что меня волнует, это семинары, а вне них мы почти в проигрыше".

"Кроме этого, присутствует некий элемент обмана. Нам некогда заниматься исследованиями: мы доверяем людям на слово. Но есть люди, которые приходят на эти мероприятия и которые посещают эти занятия, но они не те, за кого себя выдают. Люди, которым мы старались помочь".

"Крис был моим близким другом. Я обязан ему своей жизнью, и хотел поделиться с ним тем, чему я научился у Дона Хуана. Этот парень просто отшвырнул все это и сказал: "Я не могу поверить, что ты говоришь об этом. Не приставай ко мне с этим". Он был "в шоке". Вскоре после этого его убили, ему было суждено это, и ничто из того, что он делал ничего не значило, его жизнь была прожита зазря".

"Врач, которой я обязан жизнью, которая спасла меня (во время женского семинара) притворялась, что интересуется тем, чем я и мои коллеги занимаемся. Мы все помогали ей, и я полностью открыл свою жизнь для нее, поскольку ничего не хотел он нее, но хотел, чтобы что-то было доступно ей. Оказалось, что все то время, которое она проводила с нами и просто притворялась интересующейся, а на самом деле не была таковой. Хуже того, она притащила с собой парня, с которым у нее что-то было, и который интересовался нашим путем. Она переехала сюда, чтобы быть рядом с ним".

"Анжелика и Франсуа были женаты: они жили вместе и постоянно занимались сексом, и он был причиной того, что она переехала из Нью-Йорка в Лос Анжелес. Они все время держали это в секрете. Когда они ходили на воскресные занятия они прикидывались, что не знают друг друга". Он изобразил, как они смотрели в сторону друг от друга. "Но все это время у них был страстный, горячий роман".

"Мы не знали об этом. Мы знали, что у нее присутствует какая-то темная, черная энергия, но мы не знали, что же это было в действительности. В конце концов, она призналась ведьмам - мне она не сказала - но она встречалась с Флориндой, Тайшей и Муни и рассказала все им. Но я и так догадался. Я знал, что тут задействован мужчина, я не знал только, что было в точности. Когда она рассказала мне об этой встрече, а я уже догадывался, что где-то рядом мужчина, она сказала, что собирается выйти замуж за канадца. Я спросил, может, это кто-то из группы, она ответила, да. Я сказал, что знаю только трех канадцев в группе братьев Солтер и Франсуа. Она утверждала, что это Адам Солтер. В общем, она обосрала не только одного, а всех трех". (Кастанеда, по-видимому, не знал, что Ральф тоже был канадцем).

"Она собиралась выйти замуж за Франсуа, чтобы помочь ему с грин-картой и я сказал: "Не делай этого. Это катастрофа. Выйти замуж за кого-то из-за грин-карты ужасающее злоупотребление энергии, которое может привести к таким, последствиям, которые тяжело будет загладить". В общем, я категорически отговаривал ее от этого. Она утверждала, что собирается сделать это для Адама. Когда правда раскрылась, я увидел Франсуа на воскресных занятиях, он стоял позади Рича Дженнингса, и у него была смешная улыбка на лице, как он только что скушал пирог. Врач была виновата. Мы ничего от нее не хотели. Почему она не сказала нам, что она совершенно не была заинтересована во всем этом? Все хорошо, но она обманула нас и навредила еще кое-кому, Франсуа, который был во всем этом очень заинтересован". Она притворялась интересующейся по его просьбе.

Немного позже, Брюс придумал шутку на этот счет и рассказал ее Талии, которая передала ее Кастанеде, Франсуа женился на Анжелике что бы получить "Клиргрин-карту".

"Тетя Флоринды однажды научила ее, что очень важным моментом при выборе мужчины является то, может ли он сам платить за свои напитки. Она считала, что это был самый важный критерий - если ты собираешься завести мужчину, нужно, чтобы он сам платил за свои напитки. И когда я узнал, что врачиха была с кем-то, я думал, что это кто-то стоящий. "Может быть, он дерматолог. Нам нужен дерматолог". Но, вместо этого, это был Франсуа. Он даже не в состоянии платить за свои напитки. Он зависит от нее. И это ужасно, для него. Анжелика использует Франсуа для того, чтобы работать над своими психологическим проблемами. Я о них ничего не знаю - я не психолог".

"Я не могу заниматься чем угодно, потому что, когда надо подвести итог, тебе требуется что-то показать".

"Вчера я говорил о женщинах и о том, насколько они одержимы идеей, что им нужен мужчина. Анжелика утверждала, что если бы не призналась, то так бы и унесла в могилу свой секрет. Но это не так. Я "видел", что тут что-то не так, и, в конце концов, вычислил, что тут замешан мужчина. Так что, ей бы не удалось сохранять свою тайну вечно".

"Когда я говорю об этой докторше, я говорю обо всех нас. В каждом из нас есть такой маленький "доктор". Кто-то, шутя, спросил: "А почему такой маленький доктор?" Роза ответила: "Да, у аргентинцев побольше". Кастанеда спросил: "Эллис?" Эллис, застигнутая врасплох, ответила "Ааа, да!" Кастанеда спросил: "Ты признаешь это?" Эллис сказала: "Да, конечно. Она говорит на моем языке".

"Итак, прямо сейчас, когда мы не в лучшей форме, и не знаем, что случится дальше, что будет, и не работаем по полной, приходит доктор и добивает нас, лежачих".

"Анжелика говорила, что не воспринимает то, что я говорю. Это не подходит ей. Это не для нее".

Он спросил некоторых из нас, особенно в левой части комнаты (где был я): "Вы знали? Вы знали?" Я сказал "Нет". Потом, он подошел к Полу и задал ему тот же вопрос. Пол сказал: "Ну, я подозревал. Они были очень увлечены друг другом в Мексике".

"Для всех нас это оказалось сюрпризом. Им не стоило валять дурака с нами, они должны были быть секретными агентами. Возможно, Эллис и я будем секретными агентами. Мы могли бы проникнуть. Куда бы мы могли проникнуть?" Эллис предложила: "В И.Р.А." Кастанеда засмеялся: "Да, мы бы были арабами!"

"Мы все держимся за свои гениталии, вот поэтому мы и делаем такие вещи. Но мы даже не любим свои половые органы, мужчинам даже не нравятся их пиписьки. И это приводит нас к таким вот вещам. Бобби-флаер схватил нас своими щупальцами, и секс находится здесь сверху" (указывает наверх). "Все это находится в уме".

"У нас мало времени, и я не знаю, сколько это еще продлится. Анжелика, наверное, будет прекрасно себя чувствовать и через пять лет, но у меня нет пяти лет. Вот почему я говорил воскресной группе, что важно сделать еще один рывок, что нужно приложить еще одно усилие именно сейчас".

Когда мы начали делать удары, Кайли услышала, как кто-то задел кого-то. Она была обеспокоена, потому что нас предупреждали, чтобы мы были осторожны, потому что мы могли задеть кого-то или что-то этими движениями. Карола задела "свою маму". Кастанеда вышел и спросил Зайю, задел ли кто ее. Она, шутя, смиренно ответила "да", и подняла свою руку. Он поцеловал ее. Он сказал нам: "Карола терпеть не может, когда я уделяю внимание Зайе. Она просто ревнует". Флоринда сказала: "Это единственное, что вызывает в ней ревность".

Карола ответила смехом, притворно закинув голову назад. Кастанеда посмеялся над этим. Потом она плюхнулась около большой колонны с правой стороны комнаты. Он сказал нам: "У Кэрол есть что сказать нам". Потом он сказал, обращаясь к Кэроле: "Потом она будет валятся на полу", он так и сделал, прежде чем Кэрол начала говорить.

Глаза Кэрол были абсолютно черными (я не помню, чтобы замечал их, когда она проходила мимо меня в начале). Она сказала: "У меня достаточно энергии для шести". Она хотела, чтобы Кайли и Талия собрали шестерых. Она указала на тех, кого выбрала, среди них были две новых девушки - Барбара и Кармен, а также Дэриен, Эрин, Брендон и Майлз.

Кэрол сказала: "Обычно маги живут в настоящем, но я хотела переместить вас на мгновение в другое время, другое место". Сначала, она сказала нам потереть живот в том месте, куда мы обычно кладем грузики. Затем она попросили нас сделать долгий выдох. Она уточнила, что может видеть, куда он выходит, куда-то на пол перед нами. Затем она сфокусировалась на шести, передав каждому из них "глаз", так же как она делала на семинарах. Потом она повернулась к остальным и велела нам закрыть глаза и перестать думать.

(Я чувствовал сильный холод, бегавший вверх и вниз у меня по спине, когда Кэрол занималась шестью, что-то вроде того, что я испытываю, когда, как я думаю, проявляется мое энергетическое тело. После того, как она велела нам закрыть глаза, я не видел никаких конкретных образов, но чувствовал какое-то глубокое, похожее на пещеру пространство. Мыслей при этом почти не было, и я быстро осознал, что макушка моей головы как бы вращалась вправо по часовой стрелке. Я был обеспокоен тем, что могу привлечь к себе внимание, поскольку мне казалось, что я заметно раскачиваюсь в такт этому вращающемуся движению. Пару раз вращение изменялось и направлялось против часовой стрелки. Это чувство продолжалось даже когда Кастанеда вновь заговорил с нами. Я продолжал чувствовать раскачивание, и думал, что вдруг он это увидит, поэтому я пытался сконцентрироваться на том, что он говорил, чтобы спуститься на землю. Еще я чувствовал, как будто прошло много времени, но когда я взглянул на стенные часы, еще даже не было 8:30).

Потом Кастанеда сказал нам продолжить это движение. (Это было потрясением - попасть от его разговора о предательстве в безвременье, когда Кэрол снова занялась нами, когда мы снова стали делать движения). Сначала были рывки от висков - подносим кулаки к вискам и отбрасываем их назад от нас - чтобы освободиться от флаерского разума. Потом были толчки.

Он объяснил, что сжатые пальцы руки представляют собой клинок. Мы выполняли "удары клинком", попеременные резкие движения от живота в обе стороны. Он сказал нам, что это была энергия сухожилий, и их лозунг должен был быть "Энергия сухожилий! Где она?"

Кастанеда рассказал нам, что одна из женщин в его группе видела женское существо и думала, что оно похоже на Кайли. Найи заметила: "Ну-ну, я точно не хотела бы увидеть Кайли посреди ночи, стоящей перед моей кроватью". Кое-кто согласился. Через минуту или позже Талиа сказала: "А я бы хотела".

Другой удар, как он сказал, был для стариков. "То, что исходит из живота, исходит из нашей молодости. Маги принуждают себя использовать живот и работать им так часто, потому что именно там мы стареем. Не надо напрягать живот". Второй удар был скорее от плеч, но также и из живота, ладони повернуты вниз под небольшим углом, слегка выше уровня плеч.

Чем бы вы ни занимались, учением Кастанеды или другими практиками, рано или поздно вы придете к тому, что все проблемы со здоровьем, энергетикой, судьбой, кармой, взаимоотношениями и т.д. имеют свои корни сразу на нескольких уровнях, - физическом, психологическом и ментальном. Многие практики, упражнения и медицина помогают лишь на время, т.к. не работают с причинами дисбаланса, неприятностей, слабого здоровья. Есть техника, работающая не только с первопричинами и корнями всех проблем, но и осуществляющая работу на всех уровнях. Подробнее о технике вы можете прочитать в этой статье.
Теги: Толтеки
3512
Рейтинг статьи: + 0
Автор: Johnny Freeman
 
    Лекции, Санта-Моника (1996 г., 14 апр-28 мая)
    Кастанеда сказал, что принуждение - это одна из немногих сил, которые нам доступны. Он упомянул опять, как он принудительно ел фрукты - он не мог просто съесть один, он должен был сожрать целую дюжину - и как он выкуривал по четыре пачки сигарет в...
    Пападжи (Х. В. Л. Пунджа)
    Пунджаджи показал тысячам своих последователей, что Истина есть великое Таинство, неотделимое от самой нашей сущности. Он предлагает предать себя мудрости нашего истинного "я", осознать что мы сами и есть Истина.«Вы суть неизменное...
    Святая гора Аруначала
     Каждый камень здесь [на Аруначале] -- лингам. Воистину здесь пребывает Господь Шива. Каждое дерево здесь -- райское древо Индры, исполняющее желания. И бегущие потоки воды суть воды Ганги, стекающие по спутанным космам...

Ещё похожие статьи

 

Он имел обыкновение объявлять дону Хуану: "Эй, я проехал 800 миль. И я -
"Была такая женщина, которая несколько лет назад сказала мне, что в моих


Комментарии (0)
Оставь свой след!
 Быстрый ответ
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:


Случайный выбор
Почему бы не есть сами овощи? (4518)
Тайны Египетских пирамид. Часть 2 (18289)
Ци-нэйцзан - даосский массаж внутренних органов (12117)
Причины и диагностика болезней по телу (24233)
Средиземноморский суп (3728)

Случайная цитата
54 # Вот видишь, все куда-то движется и во что-то превращается, чем же ты недовольна? Еще цитата