Цель и спонтанность: найти золотую середину

Цель и спонтанность: найти золотую середину

Про импровизацию есть немало заблуждений. Например, считается, что импровизация - это всегда полная спонтанность. Тотальная. Делаю, что хочу, бегу сразу во все стороны, и это супер! Чем больше меня «прёт и колбасит», тем лучше импровизация. Это неправда! В импровизации ключевой момент - это наличие цели. Наличие чёткого и внятного понимания, зачем и куда вы движетесь. Импровизация - это КАК вы что-то делаете. И вопрос, ЧТО вы делаете, тоже очень важен. Без цели и задачи играть очень сложно, не говоря уж о жизни. Игра выстраивается от направления. Даже ребёнок, который делает куличик в песочнице, знает, что примерно он хочет получить.

Любая импровизация - что на сцене, что в жизни - даёт нам ни с чем не сравнимое чувство свободы: вариативность решений, бесконечное количество направлений движения. Вместе с тем нельзя забывать и о цели: если речь о сценической импровизации, то у неё должна быть некая сверхзадача; в жизни также присутствует определённый вектор развития.

Импровизаций без темы и смысла не бывает. Актёры собираются на сцене, чтобы вместе создать историю и показать её зрителям. Дома импровизация помогает нам строить отношения, поддерживать общение. На работе, где, казалось бы, в большей степени всё подчиняется правилам и инструкциям, импровизация позволяет неформально подойти к решению тех или иных задач, улаживает конфликтные ситуации.

Таким образом, ни на секунду нельзя забывать о цели, но нельзя допускать, чтобы она полностью завладела нами и превратилась в программу, которая управляет нами. Как же добиться этого баланса, пресловутой золотой середины между целью и спонтанностью? Поможет основа любой импровизации - осознанность.

Играя на сцене или импровизируя в жизни, не спрашивайте себя «Что я хочу сделать?». Правильный вопрос: «Что мне нужно сделать для достижения цели?». Разница здесь принципиальная: первый вопрос носит эмоциональный характер, второй - логический. Эмоции - это своего рода бульон в котелке идеаторной сферы, в котором плавают убеждения и мотивы. Целостность эмоционального интеллекта трудно переоценить, его повреждения приносят страдания, но чувства - такие изменчивые и недолговечные - никак не могут быть опорой в движении, уступая место чётким логическим построениям.

Сохраняя приверженность цели, мы учимся ещё одному столь важному в импровизации качеству - ответственности. Выходя на сцену играть импровизационный этюд, актёр подобен ребёнку, которого бросили в воду, чтобы научить плавать: сценария нет, суфлёра - и подавно, есть партнёр, предлагаемые обстоятельства и зрители, которые с нетерпением ждут зрелища. Так и в жизни - за то, что придётся сделать для достижения цели, равно как и за бездействие, мы в полной мере несём ответственность.

Получается, каждый из нас, как человек импровизирующий, создающий в игре реальность, принадлежит к пространству, которое обозначено кривыми, пересекающимися в точках цели и спонтанности. Это многомерное пространство, в нём можно двигаться куда угодно, главное - не забывать о цели.