Главная страница » ПУТИ И ШКОЛЫ » Гурджиев » Гурджиев. Идеи трансформации в работе

Гурджиев. Идеи трансформации в работе

Статьи

Гурджиев. Идеи трансформации в работеЧасть 1. Психотрансформизм

Как некоторые из вас знают, Успенским было высказано, что настоящая работа могла бы быть названа Психотрансформизмом. Идеей работы является психологическая трансформация - трансформация себя.

Трансформация означает изменение одной вещи в другую вещь. Химия изучает возможную трансформацию вещества. Имеются хорошо известные трансформации вещества. Например, сахар может быть превращен в спирт, а спирт в уксус путем действия дрожжей: это есть трансформация одной молекулярной субстанции в другую молекулярную субстанцию. В новой химии атомов и элементов радий медленно трансформируется в свинец. Как вы знаете, трансформация неблагородного металла в золото в мечтах алхимиков прошлого всегда представлялась возможной. Но эта идея не всегда имела буквальный смысл, так как язык алхимии иногда употреблялся тайными школами учения в качестве относящегося к возможности трансформации человека в новый вид человека. Человек, как он есть, то есть механический человек, служащий природе и основанный на насилии, представляется в качестве неблагородного металла, а трансформация неблагород­ного металла в золото относилась к этой возможной трансформации, скрытой в нем. В Евангелиях идея о механическом человеке, как о семени, способном произрастать, имеет то же самое значение, какое имеет идея о новом рождении, о человеке, который родился снова.

Как вы знаете, в этой системе учения человек рассматривается как трехэтажный дом - фабрика, требующая три вида пищи -обычной пищи на первом этаже фабрики, воздуха - на втором этаже и впечатлений - на третьем этаже.



Пища, которую мы едим, подвергается последовательным трансформациям. Процесс жизни есть трансформация. Каждая живая вещь живет путем трансформации одной вещи в другую. Растение трансформирует воздух, воду и соли из земли в новые вещества, в то, что мы называем картофель, бобы, горох, орехи, фрукты и т.д., путем действия солнечного света и ферментов. Чувствительная живая пленка, распространившаяся по Земле, которая проводит силу из вселенной, то есть, органическая жизнь, является огромным трансформирующим органом.

Когда мы едим пищу, она трансформируется последовательно, стадия за стадией, во все вещества,  необходимые для нашего существования. Это делается посредством того ума, называемого инстинктивным центром, который управляет внутренней работой организма и, конечно, знает о ней значительно больше, чем мы. Мы можем понять, что когда пища принята, начинается пищеварение. Пищеварение есть трансформация. Пища изменяется в желудке в нечто иное. Это только первая стадия трансформации пищи и означается в работе как переход До 768 в Ре 384. Будет достаточно использовать эту первую стадию в качестве примера, но идя дальше. Это есть стадия, которую всякий может понять без затруднения. Всякий может видеть, что пища, принятая в самом нижнем отделении трехэтажной фабрики - именно, пища, которую мы едим - подвергается трансформации. Теперь допустим, что пища прошла в желудок и ничего не произошло; что тогда? Тело, которое подобно огромному городу, не будет иметь контакта с ней. Как может не переваренный кусок мяса или картофель войти в поток крови и подать необходимое тонкое вещество, скажем, к мозгу? Эта ситуация подходит, однако, более или менее в отношении к третьей пище, пище впечатлений. Они входят и остаются не переваренными, то есть здесь нет трансформации. Впечатления входят как До 48 и останавливаются. За исключением весьма небольшой величины трансформации, ничего не происходит. Нет соответствующей трансформации впечатлений. Для цели природы не обязательно, чтобы человек трансформировал впечатления. Но человек может сам трансформировать свои впечатления, если он имеет достаточно знания и понимает это, и почему это необходимо.

 

Гурджиев о трансформации

Большинство людей думает, что внешняя жизнь даст им то, чего они жаждут и ищут. Жизнь входит как впечатления, как До 48. Первое осознание значения настоящей работы - это понимание, что жизнь, входящая как впечатления, должна быть трансформирована. Нет такой вещи, как «внешняя жизнь». То, что вы все время получаете - это впечатления. Вы видите человека, который вам нравится, то есть, вы получаете впечатление такого ха­рактера. Вы видите человека, который вам не нравится, то есть, вы получаете впечатления другого характера. Жизнь есть впечатления, а не твердая материальная вещь, какой, вы считаете и верите, является реальность. Ваша реальность есть ваши впечатления. Я знаю, эту идею очень трудно уловить. Она образует очень трудный перекресток. Вы можете быть уверены, что жизнь существует как таковая, а не как ваши впечатления. Человек, которого вы видите сидящим в кресле, одетого в синий костюм, улыбающегося и беседующего, вы принимаете за реального. Нет - это ваши впечатления о нем, которые являются реальными для вас. Если бы вы не имели зрения, вы не видели бы его. Если бы вы не имели ушей, вы не слышали бы его.

 

Жизнь входит как впечатления, и именно здесь возможно работать над собой, но только если вы понимаете, что то, над чем вы работаете, есть не внешняя жизнь, но впечатления, которые вы получаете. Если только вы не можете уловить этого, вы никогда не поймете значения того, что в работе называется Первым Сознательным Толч­ком. Этот толчок относится к тем впечатлениям, которые идут, как все мы знаем, из внешнего мира, в котором мы находимся, который мы принимаем как подлинную вещь, как подлинных людей. Никто не может трансформировать внешнюю жизнь. Но каждый может трансформировать свои впечатления, а именно, третью и наивысшую пищу, принимаемую трехэтажной фабрикой. По этой причине настоящая система учения говорит, что необходимо создать трансформирующую силу в месте приема впечатлений. Таково значение работы, рассматриваемой в свете психологической трансформации, и такова отправная точка работы. Она называется Первым Сознательным Толчком, потому что она есть что-то, не совершаемое механически. Он не происходит механически, т.е., он требует сознательного усилия.

 

Человек, который начинает понимать, что это значит, в то же самое время начинает не быть больше механическим человеком, служащим природе, человеком спящим и просто используемым природой для ее собственных целей, которые не в интересах человека. Если вы теперь подумаете о значении всего, что вас учили делать на пути усилия, начиная с самонаблюдения, вы увидите, вне всякого сомнения, что вся практическая сторона настоящей работы относится к трансформированию впечатлений и результатам впечатлений. работа над отрицательными эмоциями, работа над мрачными настроениями, работа над отождествлением, работа над рассмотрением, работа над внутренней ложью, работа над воображением, работа над трудными «я», работа над самооправданием, работа над состоянием сна и т.д., все это связано с трансформированием впечатлений и результатами их. Поэтому вы согласитесь, что в известном смысле работа над собой сравнима с пищеварением, в том смысле, что пищеварение есть трансформация. Некоторая трансформирующая сила должна быть сформирована в месте приема впечатлений. Это есть Первый Сознательный Толчок и ему дано общее описание воспоминаний себя. Если вы можете через понимание принимать жизнь за работу, тогда вы находитесь в состоянии самовоспоминания.

Это состояние сознания ведет к трансформации впечатлений и, таким образом, жизни, что касается себя. То есть жизнь больше не влияет на вас прежним путем. Вы начинаете думать и понимать по-новому. И это есть начало вашей собственной трансформации. Ибо пока мы думаем по-прежнему, мы понимаем жизнь по-старому и ничто не изменяется в нас. Трансформировать впечатления жизни значит трансформировать себя и только совершенно новый способ мышления может осуществить это. Вся эта работа состоит в том, чтобы дать вам совершенно новый способ мышления. Позвольте мне привести один пример. Вам говорят в работе, что если вы отрицательны, это всегда ваш собственный недостаток. Вся ситуация, как зарегистрированная чувствами, должна быть трансформирована. Но чтобы понять это, необходимо начать мыслить совершенно новым путем.

Все вы можете понять, что жизнь непрестанно заставляет нас реагировать на нее. Все эти реакции образуют нашу жизнь, нашу собственную жизнь, нашу личную жизнь. Изменить жизнь кого -либо не значит изменить личные обстоятельства, а - изменить его реакции. Но если только мы не можем видеть, что внешняя жизнь входит как впечатления, которые заставляют нас реагировать шаблонными путями, мы не можем видеть, куда входит пункт возможного изменения, где возможно работать. Если реакции, которые образуют вашу собственную личную жизнь, являются главным образом отрицательными, тогда такова ваша жизнь. Ваша жизнь является в основном массой отрицательных реакций на впечатления, которые входили каждый день. Трансформация впечатлений, так, чтобы они не всегда вызывали отрицательные реакции, является поэтому задачей каждого, кто хочет работать над собой. Но для этого необходимо самонаблюдение в пункте, где впечатления входят в нас. Тогда каждый может позволить впечатлению или войти в отрицательный механический путь или не допустить этого. Если удается не допустить, то это значит на­чать жить более сознательно. Если кому-либо не удается трансформировать впечатление в момент его поступления, он может всегда работать над результатом этого впечатления и воспрепятствовать приобрести ему его полное механическое действие. Все это требует определенного чувства, определенной оценки работы, ибо это значит, что впечатления входят и распространяются механически. работа должна быть выдвинута, так сказать, к их привычному месту в личности, чтобы вызвать старые реакции. Мы будем позднее говорить подробнее о трансформации, но можно добавить, что никакого более высокого уровня достигнуть невозможно, если нет трансформации, и самая идея трансформации основана на том факте, что существуют различные уровни, и относится к переходу с одного уровня на другой уровень бытия. Никто не может достичь более высокого уровня развития без трансформации.

 

Часть 2. Что такое личность по Гурджиеву

Личность, которую все мы приобретаем, получает впечатления жизни. Но она не трансформирует их, так как "мертва". Если бы впечатления упали на сущность, они были бы трансформированы, так как они упали бы на центры. Личность, то есть, термин, относящийся ко всему, что мы приобретаем (а мы должны приобрести личность), переводит впечатления от каждой стороны жизни ограниченным и практически шаблонным путем согласно своему качеству и ассоциациям. Личность в этом отношении иногда сравнивается в работе с секретаршей, которая сидит в передней комнате, имея дело со всем, согласно своим собственным представлениям. Она имеет вокруг себя некоторое число словарей и энциклопедий, справочных книг и т.д. и вызывает по телефону три центра - именно, умственный, эмоциональный и физический центры - согласно своим ограниченным представлениям. Результатом является то, что почти всегда вызываются ошибочные центры. Это значит, что входящие впечатления посылаются в ошибочные места и производят ошибочные результаты.

Гурджиев. Идеи трансформации в работеЖизнь человека зависит от этой секретарши, которая механически ищет вещи в своих справочных книгах без всякого понимания того, что они действительно означают, и передает их соответственно, не заботясь о том, что происходит, но только чувствуя, что она выполняет свой долг.

Такова наша внутренняя ситуация. Что важно понять в этой аллегории, это то, что эта личность, которую мы все приобретаем и должны приобретать, начинает проявлять заботу о наших жизнях. И бесполезно воображать, что это происходит только с некоторыми людьми. Это случается со всяким. Кем бы мы ни были, мы находим себя обладающими некоторым числом типичных путей реагирования на разнообразие впечатлений входящей жизни. Эти механические реакции управляют нами.

Всякий управляет своим собственным набором реакций на впечатления, то есть, на жизнь, революционен ли он или консервативен, добрый или злой в обычном смысле. И эти реакции являются его жизнью. Человечество механично в этом смысле. Человек сформировал в себе некоторое число реакции, которые он принимает за самого себя, и его жизненные переживания являются результатом их.

Вся жизнь, т.е., внешняя жизнь, о которой мы обычно думаем, что это «жизнь», именно то, что мы видим и слышим, является для каждого человека его реакциями на впечатления, поступающие от этой внешней жизни. И, как я сказал в последней беседе, большой ошибкой является думать, что то, что называется «жизнью», есть твердая неподвижная вещь, одинаковая для всех. Никто не имеет одинаковых впечатлений жизни. Жизнь - есть наши впечатления о ней и они могут быть трансформированы.. Но, как было сказано, это очень трудная для постижения идея, т.к. Гипнотизм чувств весьма могуч. Мы не можем помочь мыслить, что только чувства дают нам реальность. Поэтому наша внутренняя жизнь - наша истинная жизнь, мысли и чувства - остается смутной для наших умственных концепций. Однако, в то же самое время мы довольно хорошо знаем, что именно там мы реально живем - то есть в наших мыслях и чувствах.

Чтобы установить главное в работе, сделать ее более реальной, чем жизнь, мы должны наблюдать себя и создавать нашу внутреннюю жизнь мыслей и чувств - факт более могущественный, чем какой-либо факт, даваемый нашими чувствами. Это есть начало трансформирования. Никто не может трансформировать что-либо в себе, если он привязан к чувствам. Как я сказал в последней беседе, работа учит, что если вы являетесь отрицатель­ным, это ваш собственный недостаток. Чувственная точка зрения состоит в том, что тот или другой человек во внешнем мире, которого вы видите и слышите посредством зрения и слуха, находится в промахе. Этот человек, скажете вы, потому что он делает то-то или говорит подобное тому-то, виноват в этом. Но фактически, если вы сделались отрицательным, то, над чем вы должны работать, то, что вы должны наблюдать, является этой отрицательной эмоцией, вторгающейся в вашу внутреннюю жизнь - т.е., во внут­реннее невидимое «место», где вы реально существуете.

Ваше реальное бытие находится во внутреннем невидимом мире вас самих. Согласны ли вы с этим? Или, являются ли мысли, чувства, эмоции, надежды и отчаяния, которые бывают у вас, менее реальными для вас, чем столы и стулья в вашей столовой? Живете ли вы, так сказать, в этой столовой? Вы можете быть весьма сильно отождествлены с вашими собственными столами и стульями, но если даже и так, разве это не ваше чувство об этих столах и стульях, которое для вас является реальным? Допустим, что вы больны и, может быть, чувствуете, что смерть близка, беспокоитесь ли вы сколько-нибудь теперь о них? Конечно, нет. А почему? Потому что вы не имеете больше каких-либо чувств от-носительно них. Это ваши чувства и ваши способы отождествления, которые заставляют вас рассматривать ту или иную вещь как важную. Это не те вещи, которые вы видите вашими физическими глазами.

 

Допустим, что человек замечает, что он отождествлен, скажем, со своей обстановкой. Думаете ли вы, что он должен отказаться от своей обстановки, чтобы измениться? Конечно, нет. Это было бы глупо. Что он может изменить - это свое бытие, отождествленное столь сильно. Если он работает над этим, если он начинает трансформировать эту реакцию в себе, он может все еще наслаждаться своей обстановкой, но он не совершит самоубийства, если она погибнет в огне. Видите ли разницу? Если вы не можете трансформировать жизнь, то вы можете начать транс­формировать способ, каким вы принимаете жизнь. Первый сознательны толчок означает работу над собой. Задачей этой работы является попытаться дать себе этот толчок. Все, чему учат в этой системе, с практической стороны, принадлежит к первому сознательному толчку - неотождествление, не рассмотрение и т.д. Это может привести к истинному моменту самовоспоминания - в качестве награды. Тогда каждый имеет возможность проникнуть в то, что он должен делать, и возможность осознания истинности работы.

Но работа должна совершаться в духе настоящей работы, в смысле, чувстве и оценке, этой работы. Это должно войти в каждое усилие работы, ибо никто не может работать только для себя, в противном случае результаты идут только в ложную личность и, таким образом, в заслугу. Человек должен работать из 'любви к работе.

 

Часть 3. Третье Состояние Сознания

Теперь следующие две вещи надо запомнить и точно понять:

1. Первый Сознательный Толчок не происходит со спящим человеком. Он есть сознательное усилие, требующее специального знания и самонаблюдения, и дается в связи с входящими впечатлениями жизни и механическими реакциями на них человека. Грубо говоря, он состоит в видении объекта и в видении чьих-то реакций на него одновременно без отождествления. ('•' 2. Первый Сознательный Толчок человеческой машины уве­личивает энергию машины в форме Водорода 24 и Водорода 12 (от более грубой энергоматерии к более тонкой). Фактическим результатом является снабжение каждой клетки тела различной пищей, то есть, более высокими Водородами, более тонкими энер­гиями. В отношении этого второго пункта позвольте мне напомнить вам здесь, что ни психические, ни физические функции человека не могут быть поняты, если не относиться к ним осознанно и не понимать, что обе они могут работать в различных состояниях сознания. Если Первый Сознательный Толчок приложен, то Третье Состояние Сознания возникает с тем результатом, что человеческая машина работает иным образом благодаря новым энергиям, как в отношении ее психических, так и физических функций.

Третье Состояние Сознания есть состояние Самовоспоминания, которым человек должен обладать, но которое он постепенно потерял благодаря неправильным условиям своей жизни. В наши дни, можно сказать, оно происходит только в форме редких проблесков. Именно создание этого Третьего Состояния Сознания образует Первый Сознательный Толчок - то есть, первой целью настоящей работы является восстановление этого утерянного состояния, а именно - заставить человека вспомнить себя, пока, в конце концов, он будет не только иметь редкие вспышки повышенной сознательности (над которыми он не имеет контроля), но может преднамеренными усилиями создать в себе повышенные степени самовоспоминания. Эти усилия, которые принадлежат к Первому Сознательному Толчку, постепенно заставляют машину работать более правильно. Многие неправильные функции, как в психической, так и в физической сферах, приобретенные неправильной работой машины в двух самых низких состояниях сознания - то есть в темноте - тогда начинают исчезать сами по себе.

 

Часть 4. Раздел 1. Кто мы такие?

Возьмем идею работы над собой. Как вы всё знаете, до сих пор мы принимаем вещь, которую мы называем Собой, то есть себя, вас, как одну вещь, как единство. Мы дума­ем, что мы являемся собой. работа над собой делается таким образом совершенно невозможной. Как можете вы работать над собой, если вы и все ваши проявления в каждом случае являетесь одной и той же вещью? Но вы и вы сами - не одна и та же вещь. Если бы вы и вы сами были одной и той же вещью, работа над собой была бы невозможной. Подумайте на один момент - если вы и вы сами идентичны, то есть, одна и та же вещь - как можете вы наблюдать себя? Не будет ли это невозможным? Вещь не может наблюдать себя. Как же это может происходить? Поэтому, если вы берете вас как себя и себя как вас и думаете, что вы и вы сами являетесь одной и той же вещью, то как вы предполагаете начать наблюдать себя? Вы будете пытаться наблюдать себя, а как это может быть возможно? Вещь не может наблюдать себя. Вещь, идентичная с самой собой, не может видеть себя, потому что она одна и та же, что и сама, а вещь, которая является одной и то же, что и сама, не может, вероятно, иметь точки зрения помимо себя, с которой наблюдать себя. Я говорю все это, чтобы подчеркнуть, как трудно для людей начать работать над собой. Причина заключается в том, что они принимают себя за самих себя. Если человек принимает себя за самого себя, он не может наблюдать себя. Все есть он сам. Он говорит «я» всему в себе, тогда все в нем есть «я», если они одна и та же вещь? В один момент он раздражен и груб, в следующий - сердечен и вежлив. Но он говорит «я» всему этому. И поэтому он не может видеть все это. Все эти «я» являются одним для него. Он не может видеть это отдельно от себя, и он сам является одной и той же вещью для своего ума, то есть для его способа мышления.

Гурджиев. Идеи трансформации в работеЭтот массивный камень преткновения лежит поперек пути всякого, и длительное, очень длительное преодоление его есть задача работы над собой. А как медленно это происходит, прежде чем человек может начать видеть, что все это значит, и о чем работа всегда говорит. Я часто наблюдал людей в работе в течение многих лет, людей, которые не уловили еще ни единого проблеска значения самонаблюдения, то есть людей, которые еще принимают все, что имеет место в них, за «я» и говорят «я» всякому настроению, всякой мысли, всякому импульсу, всякому чувству, всякому ощущению, всякому критицизму, всякому чувству гнева, всякому отрицательному состоянию, всякому возражению, всякой антипатии, всякой ненависти, всякому подавленному настроению, всякой депрессии, всякому капризу, всякому волнению, всякому страху. Всякому направлению внутреннего голоса они говорят «я», всякому отрицательному монологу они говорят «я», всякому подозрению они говорят «я», всякому обидному чувству они говорят «я», всякой форме воображения они говорят «я», всякому движению, которое они делают, они говорят «я». Всему, что имеет место внутри них, они говорят «я». В таком случае работа может быть только чем-то слышимым внешне, чем-то, что они слышали, сказанным им, словами, о которых они вспоминают или не вспоминают, как придется. Но они не имеют представления о том, что значит работа над собой, так как они до сих пор не имеют пред­ставления, что имеется такая вещь, как «они сами». Они смотрят своими двумя глазами, они слушают своими двумя ушами и видят и слышат, что находится вне их. Где, в этом случае, находится та вещь, которая называется мы сами? Не есть ли все вне их, кроме чего-то, что они называют «я»? Не является ли их жизнь массой внешних вещей, а нечто они принимают без доказательств за «я», то есть, за себя? А если эта работа не во внешних вещах, которые они могут слышать и видеть и которых могут касаться, то в чем же она в действительности? Ибо определенно нет ничего другого, кроме внешних вещей и чего-то, что является «я».

В то же время они могут чувствовать работу эмоционально. Они могут чувствовать, что она в чем-то странном, подлинном и истинном. Но они не могут видеть точно, в чем она. Они продолжают говорить, как они всегда говорили, и говорят «я» всему этому. Они продолжают чувствовать и думать, как они всегда чувствовали и думали, и они говорят «я» всему этому. Всем своим проявлениям, всей своей механичности, всей своей внутренней жизни они говорят «я». А так как все есть «я», то над чем же работать? Все совершенно верно. Ибо если все, связанное с человеком во внешних проявлениях и во внутренней жизни, есть «я» и если имеется только «я», если все, связанное с ним, есть «я», то нет ничего, над чем надо работать. Ибо кто может работать над «я», если все есть «я»? Ответ, конечно, тот, что никто не может. Вещь не может наблюдать себя. Должно быть нечто отличное в ней для вещи, чтобы наблюдать себя. И в наших собственных случаях, если нет ничего в нас отличного от нас самих, как можем мы наблюдать себя и работать над собой? Ибо, чтобы работать над собой, необходимо начинать наблюдать себя. Но если «я» и «я сам» одно и то же, как может это быть когда-либо возможным? Я не буду иметь ничего, над чем работать, по причине того, что я рассматриваю все, что я делаю, все, что я говорю, все, что я чувствую, все, что я думаю, как «я», так что, если вы говорите мне обо мне самом, я буду считать это, что вы говорите обо мне, тем, что я называю «я», и что бы вы ни говорили обо мне, я буду относить это к самому себе, т.е., к «я», ибо для моего образа мышления «я» и «я сам» идентичны. Для моего образа мышления они одна и та же вещь.

 

Часть 4. Раздел 2. Я - это безмерный мир

Прошлый раз был сделан доклад о необходимости не принимать все в себе в качестве «я». Вы слышали, как было сказано раньше, что «если только человек не делит себя надвое, он не может сдвинуться с того места, где он находится». Это выражение, часто применяемое в работе, относится к началу процесса того, что называется внутреннее разделение. Человек должен сперва разделить себя надвое. Но дальнейшие стадии внутреннего разделения более сложны, чем это.

Гурджиев. Идеи трансформации в работеРазрешите мне дать вам один пример. Мне недавно сказал кто-то, что он начал видеть, что означает самонаблюдение и отделение на первое время. Он сказал: «Я всегда принимал отрицательные эмоции как неприятную частицу себя. Я понял свою ошибку». Самонаблюдение покажет нам наши отрицательные состояния. Но, как правило, необходимо нечто большее, чем простое наблюдение их и это есть внутреннее отделение. И никто не может отделить себя от всего, что он наблюдает в себе, если он рассматривает то, что он наблюдает в себе, так, как будто это он сам, ибо тогда, неизбежно, чувство «я» будет проходить в то, что он наблюдает в себе, и это чувство «я» будет увеличивать силу и власть того, что он наблюдает. Он должен научиться говорить правильно: «Это не я сам - не «я». Теперь, если он принимает свои отрицательные эмоции как неприятную частицу себя, он не будет в состоянии отделить себя от них. Вы видите, почему? Он не будет в состоянии отделить себя от них потому, что принимает их за себя и, таким образом, дает им силу «я». И, как было сказано в последней беседе, если мы говорим «я» всему, что мы думаем, чувствуем, или говорим или воображаем, ничего не может измениться. Ибо «я» не может изменить «я». И если мы практикуем самонаблюдение на этой основе, все, что мы наблюдаем, будет «я».

В действительности же то, что мы называем собой, чему мы говорим «я», является в безмерным миром, большим и более разнообразным, чем внешний мир, который мы ощущаем через наши внешние чувства. Мы не говорим «я» тому, что мы видим во внешнем мире. Но мы говорим «я» всему, что имеет место в нашем внутреннем мире. Эта ошибка отнимает много лет даже, для того чтобы немного ее изменить. Но иногда, на момент, нам дается яркий свет понимания, и мы осознаем, что это значит и о чем работа непрерывно говорит нам. Если человек приписывает зло себе, он находится в ошибочном положении по отношении к нему, точно так, как если он приписывает себе добро и его заслугу. Всякого рода мысль может войти в ваш ум; всякого рода чувство может войти в ваше сердце. Но если вы приписываете их себе и говорите «я» всем им, вы призываете их к себе и не можете отелиться внутренне от них. Всякий может избежать отрицательных мыслей и чувств, если он не принимает их за себя, за «Я». Но если он принимает их за «Я», объединяется с ними, т.е. он отождествляет себя с ними, тогда он не может изменить их. Они являются внутренними состояниями, состояниями внутри нас самих, которых мы должны избегать, точно так, как всякий избегает вступпать в грязь во внешнем видимом мире. Никто не должен слушать мх, не должен идти с ними, не должен касаться их или позволять :им касаться вас. Это есть внутреннее отделение. Но вы не можете практиковать внутреннее отделение, если вы приписываете все, что имеет место в вашей внутренней невидимой жизни, где вы реально живете, вам самим.

Меня часто поражали люди, спрашивая меня о них самих в отношении мыслей, которые мучают и беспокоят их. Например, люди гордятся тем, что имеют то, что называется «ясным умом», и часто находят себя мучимыми непристойными мыслями и образами: то есть в точности то, что происходит, если человек настаивает на мысли, что все в нем есть «Я». В этой связи я вспоминаю, что после того, как мы покинули Институт во Франции, мы отправились в Шотландию, в дом моего деда. Он собрал огромную библиотеку, в которой находилось также большое количество теологических и относящихся к морали трудов. Они были, конечно, полностью формалистическими. Но не имея для чтения ничего другого, я потратил там некоторые из длинных зимних вечеров, пытаясь понять, о чем в них говорится. Там были обычные бесконечные желчные аргументы о природе Троицы, о природе ереси и т.д., но я отметил, что одним предметом спора, который часто возникал - ответственны ли мы за наши мысли. Некоторые из наиболее строгих моралистов утверждали, что мы ответственны, но некоторые из тех теологов, которые давно умерли, принимали ту точку зрения, что мы не ответственны. Некоторые говорили, что наши мысли посылают нам бесы. Но ни один из тех авторов, которых я прочел, не принимал психологического взгляда на этот вопрос.

В любой момент в нас могут войти самые странные мысли и образы. Если мы говорим им «я», если  мы думаем, что мы придумали их, они имеют власть над нами. А если мы затем попытаемся исключить их, мы находим это невозможным. Почему? Я повторяю одну из моих собственных иллюстраций этой ситуации. Допустим, что вы стоите на доске и пытаетесь поднять ее, стараясь делать наибольшие возможные усилия для этого. Будете ли вы иметь успех? Нет, так как вы сами пытаетесь поднять себя, а это невозможно.

Требуется значительная тренировка для понимания всей концепции «я», чтобы быть в состоянии понять, что все это значит. Столь много буферов и форм гордости и глупых путей мышления препятствуют вам видеть, на что похожа ситуация внутри нас. Мы воображаем, что мы контролируем себя. Мы воображаем, что мы единство, что мы имеем истинное постоянное «я» и поэтому имеем волю и многое другое. Все это стоит на нашем пути и, прежде чем мы сможем практиковать внутреннее отделение, необходимо иметь совершенно новое чувство о себе и о том, чем всякий в действительности является.

Источник  Четвертый путь - Гурджиев Успенский

Чем бы вы ни занимались, саморазвитием по Гурджиеву или другими практиками, рано или поздно вы придете к тому, что все проблемы со здоровьем, энергетикой, судьбой, кармой, взаимоотношениями и т.д. имеют свои корни сразу на нескольких уровнях, - физическом, психологическом и ментальном. Многие практики, упражнения и медицина помогают лишь на время, т.к. не работают с причинами дисбаланса, неприятностей, слабого здоровья. Есть техника, работающая не только с первопричинами и корнями всех проблем, но и осуществляющая работу на всех уровнях. Подробнее о технике вы можете прочитать в этой статье.
6249
Рейтинг статьи: + 1
Автор: zhuklara
 
    Комментарий на Смысл Г. Гурджиева
    Все мы, в том числе мужчина и женщина, можем так устать друг от друга, что перестанем иметь друг для друга какой-либо смысл. Каждому из нас может настолько надоесть предмет, что он не будет больше иметь какого-либо смысла. Человек может выполнять...
    Психологическая беседа о человеке
    Мы поговорим теперь о наблюдении связей между центрами в форме многих «я». Как вы знаете, эта работа начинается с самонаблюдения, т.к. ее предметом является эта невидимая вещь, называемая «я сам», которую мы обычно считаем...
    Некоторые замечания о неправильной работе Центров
    Одной из наиболее интересных идей, находящихся в этой системе учения, является та, что человек имеет несколько центров различных умов, которыми он обладает. Центры можно грубо сравнить с очень тонкими и крайне сложными машинами, причем каждая машина...

Ещё похожие статьи

 

Наблюдать и наблюдать себя - две разные вещи. Обе требуют внимания. Но в
Рассмотрим, что такое личная цель в жизни и в работе. Все мы можем понять,


Комментарии (0)
Оставь свой след!

 Присоединяйтесь
Гости не имеют права голоса. Зарегистрируйтесь и сможете высказаться не только тут, но и на форуме :-)


Случайный выбор
Индийский массаж головы (13819)
Гора Курама (5864)
Несколько слов о физиологии процесса опьянения (7082)
Последовательности Египетской Йоги. Часть 1 (6979)
Как развить ясновидение (41394)

Случайная цитата
52 # Ну а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место нужно бежать вдвое быстрее. Еще цитата