Суфийские притчи

Суфийские притчи

Суфийские притчиСказание о песках

    Река, начав путь от источника в далеких горах, миновав разнообразнейшие виды и ландшафты сельской местности, достигла, наконец, песков пустыни. Подобно тому, как она преодолевала все другие преграды, река попыталась одолеть и эту, но вскоре убедилась, что по мере продвижения в глубь песков, воды в ней остается все меньше и меньше.И хотя не было никакого сомнения, что путь лежит через пустыню, положение казалось безвыходным.

    Но вдруг таинственный голос, исходящий из самой пустыни, прошептал:

   -- Ветер пересекает пустыню, и река может пересечь ее тем же путем.

   Река тут же возразила, что она лишь мечется в песках и только впитывается, а ветер может летать и именно поэтому ему ничего не стоит пересечь пустыню.

   -- Тебе не перебраться через пустыню привычными, испытанными способами. Ты либо исчезнешь, либо превратишься в болото. Ты должна отдаться на волю ветра, и он доставит тебя к месту назначения.

   -- Но как это может произойти?

   -- Только в том случае, если ты позволишь ветру поглотить себя.

    Это предложение было неприемлемо для реки. Ведь, в конце концов, никто и никогда не поглощал ее, да она и не собиралась терять свою индивидуальность. Ведь, потеряв ее однажды, как сможет вернуть ее когда-нибудь снова?

   -- Ветер, -- продолжал песок, -- именно этим и занимается. Он подхватывает воду, проносит ее над пустыней и затем дает упасть ей вновь. Падая в виде дождя, вода снова становится рекой.

   -- Но как я могу проверить это?

   -- Это так, и если ты не веришь этому, то не сможешь стать ничем иным, кроме затхлой лужи, и даже на это уйдут многие и многие годы; а ведь это, согласись, далеко не то же самое, что быть рекой.

   -- Но как же я смогу остаться такой же, какой я являюсь сегодня?

   -- Ни в том, ни в другом случае ты не сможешь остаться такой же, -- отвечал шепот. -- Переноситься и вновь становиться рекой -- твоя суть. И даже свою теперешнюю форму существования ты только потому принимаешь за самое себя, что не знаешь, какая часть в тебе является существенной.

    В ответ на эти слова что-то шевельнулось в мыслях реки. Смутно припомнила она состояние, в котором то ли она, то ли какая-то ее часть -- но так ли это? -- что эта хотя не всегда очевидная, но вполне реальная вещь выполнима.

    И речка отдалась в дружелюбные объятия ветра, легко и нежно подхватившего ее и умчавшего вдаль за много-много миль. Достигнув горной вершины, он осторожно опустил ее вниз. А, поскольку у реки были сомнения, она смогла запомнить и запечатлеть в своей памяти более основательно подробности этого опыта.

   -- Да, теперь я узнала свою истинную сущность, -- размышляла река.

   Река узнавала, а пески шептали:

   -- Мы знаем это, потому что день за днем это происходит на наших глазах и поскольку из нас, песков, и состоит весь путь от берегов реки до самой горы.

   Вот почему говорят, что тот путь, которым должен пролиться поток жизни в своем путешествии, осуществляя свою непрерывность, записан на песке.

Снабжение и потребление

    Его императорское величество Шахиншах неожиданно прибыл в чайхану, где оставил дежурить Насреддина.

    Император потребовал омлет.

   - После этого мы продолжим охоту, - сказал он Мулле. - Поэтому скажи сколько я тебе должен.

   - Для вас и ваших пяти спутников, сэр, омлет будет стоить тысячу золотых монет.

    Император поднял брови.

   - Яйца здесь, должно быть, очень дорогие. Неужели они здесь так редки?

   - Здесь не яйца редки, Ваше Величество, а визиты королей.

Ценность прошлого

    Король послал Насреддина исследовать различные учения восточных мистических учителей. Все они излагали ему истории о чудесах и изречения основателей учений и великих учителей, которые давным-давно умерли, рассказывали об их школах.

    Когда он вернулся домой, он представил отчет, который содержал одно единственное слово: «Морковь».

    Его вызвали для объяснений. Насреддин сказал королю:

   - Лучшая часть погребена. Мало кто знает, - за исключением фермеров, что под зеленым, под землей, находится оранжевое, и что если вы не работаете для него, оно испортится; к этому причастно большое количество ослов.

Суфийские притчиИстория жизни

   Жил когда-то человек по имени Моджуд. Жил он в небольшом городке, работал маленьким чиновником, и было похоже на то, что он окончит свои дни инспектором мер и весов.

   Однажды Моджуд прогуливался по парку среди древних развалин неподалеку от своего дома, и вдруг перед ним появился Хызр, таинственный Наставник суфиев, одетый в мерцающее зеленое.

   - Человек с блестящими перспективами! Оставь свою работу и жди меня через три дня на берегу реки, - сказал Хызр и исчез.

   Моджуд в волнении пошёл к своему начальнику и сказал, что должен уйти. Весть об этом вмиг облетела жителей городка. В уличных разговорах только и слышно было: "Бедняга Моджуд! Он сошел с ума!"

   Но так как на его место было много претендентов, все вскоре забыли о нём.

   В назначенный день Моджуд встретил Хызра и тот сказал ему:

   - Разорви на себе одежду и бросься в поток. Возможно, тебя кто-нибудь спасет.

   Моджуд сделал так, как ему было сказано, хотя и чувствовал, что сходит с ума. Он умел плавать и потому не утонул, но его долго несло течением, пока какой-то рыбак не втащил его в свою лодку, приговаривая:

   - Глупый человек! Здесь очень сильное течение. Зачем ты полез в реку?!

   - Я и сам не знаю, - ответил Моджуд.

   - Ты сумасшедший! - воскликнул рыбак. - Но я возьму тебя в свою хижину на берегу, а там посмотрим, что с тобой делать.

   И рыбак направил лодку к берегу.

   Узнав, что Моджуд - грамотный человек, рыбак оставил его у себя. Он кормил Моджуда, а тот учил его читать и писать, и помогал ему в работе. Так прошло несколько месяцев. Однажды вечером, когда Моджуд уже улегся спать, перед ним появился Хызр и сказал:

   - Вставай немедленно и уходи от этого рыбака. О тебе позаботятся.

   Моджуд тут же поднялся с постели, оделся как рыбак, и, удивляясь всему этому, вышел из лачуги. Полночи проплутав в темноте, он выбрался, наконец, на дорогу. На рассвете Моджуд нагнал неторопливо ехавшего крестьянина, и пошёл рядом с ним.

   - Ты, наверно, ищешь работу, - обратился к нему крестьянин. - Если хочешь, идём со мной. Я еду на базар, и на обратном пути мне понадобится носильщик.

   Моджуд последовал за ним. Он работал на крестьянина около двух лет и за это время узнал очень много о сельском хозяйстве, но мало о чем-либо еще.

   Как-то в полдень Моджуд, увязывая в тюки шерсть, снова увидел перед собой Хызра, который сказал:

   - Оставь эту работу, возьми свои сбережения, ступай в город Мосул и открой там торговлю кожей.

   Моджуд так и сделал. В Мосуле он стал известен как торговец кожей. Три года он был купцом, и за это время Хызр ни разу не приходил к нему. Поднакопив денег, Моджуд уже стал подумывать о покупке дома, как вдруг однажды перед ним опять предстал Хызр.

   - Отдай мне свои деньги, - приказал он, - и отправляйся в далекий Самарканд. Там наймись на работу к бакалейщику.

   Моджуд так и сделал.

   Вскоре он стал проявлять несомненные признаки просветления. Он лечил больных, а также успевал помогать своему напарнику в лавке; и во время работы и в свободное время он все глубже и глубже проникал в таинственное. Священники, философы и многие другие посещали его и спрашивали:

   - У кого вы учились?

   - Трудно сказать, - отвечал Моджуд.

   - Как вы ступили на Путь? - спрашивали его ученики.

   - Я был мелким чиновником.

   - И вы оставили эту должность, чтобы посвятить себя самоукрощению?

   - Нет. Я просто оставил это.

   Они не понимали его. Некоторые хотели записать историю жизни этого удивительного бакалейщика и спрашивали Моджуда:

   - Что вы делали в вашей жизни?

   - Я бросился в реку, стал рыбаком, затем однажды ночью покинул рыбацкую хижину и некоторое время проработал у крестьянина. Как-то раз, когда я упаковывал шерсть, со мной произошло изменение, и я отправился в Мосул, где открыл торговлю кожей. Там я скопил немного денег, но затем отдал их и отправился в Самарканд. И вот сейчас я бакалейщик.

   - Но это необъяснимое поведение не проливает свет на ваши замечательные способности и умения.

   - Это так, - отвечал Моджуд.

   И тогда биографы сочинили о Моджуде захватывающую историю; ведь каждый святой должен иметь свою историю, а история должна соответствовать представлениям публики, а не реальности.

Суфийские притчиГлупец, убегающий от смерти

   Как-то один глупец предстал перед очами царя Соломона.

   - Что ты хочешь, несчастный, - спросил царь.

   - Ко мне, о царь, ночью явился ангел смерти, остановился возле меня и долго смотрел на меня недобрым взглядом!

   - Чем же я тебе могу помочь? - удивился царь.

   - О владыка, прикажи ветру, пусть он умчит меня в Индостан, и там я сумею спрятаться от этого злого ангела, - взмолился несчастный глупец.

   Соломон немедленно приказал ветру доставить его в Индостан, а через некоторое время он сам встретился с ангелом смерти и спросил его:

   - Почему ты, о посланец Бога, так недобро посмотрел на одного несчастного, что тот убежал в Индостан от семьи и близких?

   - Мне самому странно, - ответил ангел. - Но Бог велел мне взять эту душу в просторах Индостана и отправить её в ад, и поэтому я очень удивился, что этот грешник был здесь, возле тебя. Но, слава Богу, он сразу же умчался в Индостан, и я сумел выполнить повеление Господа в точности!

   Нужно всегда помнить, что если человек не может скрыться от себя, то от Бога он тем более никогда не скроется.